Глава 1. Гастрономия

Как положено друзьям, 
Все мы делим пополам. 
Михаил Пляцковский


— Люци, я больше не могу. Этот старый параноик меня в гроб вгонит! — проворчал Северус, закрывая за собой дверь землянки и накладывая на нее запирающие, заглушающие и маскирующие чары. 
Люциус, три дня назад сбежавший из Азкабана и теперь вместе с приятелем скрывавшийся от авроров в Запретном лесу, отвлекся от решения кроссворда в старом номере «Пророка». 
— Который? — поинтересовался он, приподнимаясь на локте. 
— Все допытывается, точно ли Дамблдор умер, — продолжал бухтеть Северус, игнорируя вопрос. 
— А точно ли Дамблдор умер? — задумчиво произнес Люциус, укладываясь обратно на топчан. 
— И ты туда же, — возмутился зельевар, усаживаясь на второй топчан и начиная стаскивать с себя сапоги. — Он же упал. С башни. 
— Тушенку я доел, — невпопад сообщил Люциус из-за газеты. 
— То есть как? — Северус замер с сапогом в руке. 
— Обыкновенно, вилкой. Очень есть хотелось. Тебе осталась килька в томате. 
Северус выругался и запустил в друга сапогом, однако Люциус ловко перехватил снаряд в воздухе и аккуратно поставил на пол — все это не отрываясь от кроссворда. 
Зельевар вздохнул, извлек из-под топчана пакет с едой, оторвал порядочный кусок от уже начавшего черстветь батона, улегся и принялся мрачно жевать. Рыбу он ненавидел, а новая посылка от Альбуса должна была прийти только на следующий день. 


Глава 2. Энциклопедисты

— А что, в словаре слова «вторник» нет? 
— А там на «ф» только «фуфайка» и «флаг». 
Детский анекдот


Люциус лежал на топчане, хмуро уставившись в газету, и задумчиво грыз карандаш. 
— Сев, — сказал он после долгой паузы, — что такое социалистическое хозяйство? 
— М-м? — сонно донеслось с соседнего топчана. 
— Я спрашиваю, знаешь ли ты, что такое социалистическое хозяйство. 
— Что? — Северус настолько удивился, что не только проснулся, но даже сел. 
— Хозяйство. Социалистическое, — нетерпеливо повторил Люциус. — Что это? 
— Понятия не имею, — озадаченно отозвался Северус. — Кажется, это что-то у русских. Какое-то устройство общества. 
— Какое? 
— По-моему, это когда все поровну, — несколько неуверенно сообщил зельевар. — А зачем тебе это? — тут же спохватился он. 
— Тут меня спрашивают, какова первая главная цель социалистического хозяйства, — пожаловался Люциус, демонстрируя кроссворд в «Пророке». — А я почем знаю? 
Северус перегнулся через узкий проход между топчанами и выхватил у друга злополучное печатное издание. 
— Ничего себе комплект, — проворчал он, изучая уже отгаданные слова. — Троцкист, нэпман, буржуазия... Какой ненормальный у них это составляет, Люци?! 
— Долохов, — лениво отозвался Люциус. — А ты что, не знал? Он же маниакальный любитель кроссвордов и всего этого, — он неопределенно махнул рукой. — Русского. В общем, Долохов регулярно посылает им этот бред под вымышленным именем. И кажется, даже получает за это какие-то кнаты. Он их потом Руди в покер проигрывает. Так что, ты совсем ничего не знаешь про социалистическое хозяйство? 
— Нет, — отрезал Северус. — Кстати, а как тебе удалось отгадать эту муть? 
— От Долохова и не такого наслушаешься, — пожал плечами Люциус. — К тому же я, в отличие от некоторых, склонен к энциклопедизму. 
Зельевар только хмыкнул. 
— Ну-ну, — сказал он, разглядывая занятную надпись ИНДУС****ЛИЗ**ИЯ. — А индустриализацию отгадать не можешь, да? 
— Чего? — недоуменно переспросил Люциус. 
— Индустриализация, — терпеливо повторил Северус. — Индустрия, промышленность... — Потом он вспомнил, что приятель, в отличие от него самого, был лишен радостей начального маггловского образования, вернул газету и сказал: — Неважно. Просто пиши «индустриализация», и все. 
Люциус кивнул, послушно вписал недостающие буквы и опять погрузился в размышления. 
Северус едва успел снова задремать, как его сновидения прервал новый вопрос: 
— Сев, а девственное зачатие — это как? 
Вопрос сопровождался несолидным хихиканьем. 
— Партеногенез, — мрачно пробурчал Северус, отворачиваясь. — Отстань от меня, двоечник, и дай выспаться. Еще раз разбудишь — отравлю. 
Люциус предупреждению внял и с остатками кроссворда боролся почти в тишине, изредка бормоча себе под нос что-то невнятное. 
Когда утром Северус проснулся, Люциус крепко спал, газета валялась на полу и неопознанным оставалось одно загадочное слово: 

Ф*Ф**КА


В качестве объяснения к нему значилось: «Второе слово на букву Ф, кроме флага». Усмехнувшись, зельевар аккуратно вписал пропущенные У, А и Й и принялся варить себе кофе. Его как раз оставалось на одну порцию. 


Глава 3. Сила убеждения

— А зачем я должен лежать на газоне? 
— Об этом вы узнаете потом. 
Эдуард Успенский


Лил затяжной июньский дождь, противный и мелкий, словно пропущенный сквозь сито. Северус, мысленно чертыхаясь, преодолевал по-пластунски последние сто ярдов до условленного места встречи. Чертыхаться вслух было нельзя: запрещали полученные инструкции. 
Ползти было неудобно; мантия мешалась и цеплялась за что ни попадя. Добравшись до обозначенной в директорском послании елки, Северус заполз под нее и попытался отдышаться, проклиная погоду, шефа, авроров, елки и все, что попадалось на глаза. До встречи оставалось три минуты. 
Спустя ровно сто восемьдесят секунд с небес яркой вспышкой свалился ослепительный феникс и, ударившись, как положено, о землю, обернулся Альбусом Дамблдором. Неоново-оранжевую мантию директора, по мнению Северуса, мог разглядеть слепой в ночном лесу с расстояния в несколько миль. 
— И зачем вы меня заставили тут ползать? — мрачно поинтересовался он. 
— Для конспирации, мой мальчик, для конспирации, — улыбнулся Альбус. — У меня для тебя очень важное поручение. Пока я занят... м-м-м... поисками, напомни, пожалуйста, Гарри, что до совершеннолетия ему ни в коем случае нельзя покидать дом своей тетки. 
Северус онемел. 
— Договорились? 
— Вы с ума сошли? — зашипел Северус. — Во-первых, меня ищут. Во-вторых, он мне никогда не поверит. В-третьих... а как же конспирация?! 
— Я в тебя верю, — убежденно произнес Альбус, передавая зельевару очередной мешок с провизией. — Ты придумаешь, как поступить. 

~ * ~ * ~ * ~


— Ты плохо выглядишь, Сев, — озабоченно произнес Люциус, жуя яблоко. — Тебя что-то тревожит? 
Северус, пытавшийся расхаживать в крошечной землянке туда-сюда, остановился как вкопанный и резко развернулся, чуть не своротив стол. 
— Да! — нервно заорал он. — Тревожит! И вообще, на себя оборотись! 
— Я, — с достоинством отозвался Люциус, метко швырнув огрызок в мешок с мусором у входа, — безупречен, как всегда. И, невзирая на полное отсутствие перспектив, не ношусь по тесному помещению, как раненый слон. Что у тебя стряслось? 
— Неважно, — устало выдохнул Северус и сел на свой топчан. — Неважно. — Он призвал со стола яблоко и тоже принялся жевать. 
Люциус приподнялся на локте. 
— Что там еще выкинул наш дорогой директор? 
Северус поперхнулся. 
— Опять ты меня за дурака держишь, — покачал головой Люциус. — Тоже мне конспираторы. Скажи спасибо, что я тебя проводил и туда, и обратно, а то пришлось бы тебе самому отбиваться от голодной гарпии и двух заскучавших русалок. Милые девочки, кстати... Да, и ползаешь ты очень забавно, — он хмыкнул. — Так чего от тебя хочет Дамблдор? 
Северус застонал, запустив руки в волосы. 
— Ну извини, я не мог подслушать, — заметил Люциус. — К вам было не подобраться, так что рассказывай. Придумаем, что делать. 

~ * ~ * ~ * ~


Гарри Поттер дочитал присланное ему совиной почтой письмо и едва не зарычал. Полтора фута пафосной бредятины от Волдеморта (с общим смыслом «Сдайся, сопляк, пока не поздно») его совершенно не удивили и не особенно тронули. Из себя Гарри вывела приписка в пару строк, торопливо выведенная до боли знакомым мелким почерком: 

Поттер, 
немедленно покиньте Литтл-Уиннинг и сдайтесь Темному Лорду. 
С.С. 

Он скомкал пергамент и отшвырнул в угол, окончательно преисполнясь решимости сидеть в теткином доме до последнего. 

~ * ~ * ~ * ~


— Не волнуйся, Сев, он все сделает как надо, — убеждал Люциус. — Я сколько раз на Драко проверял, этот метод всегда работает. 


Глава 4. Дары летнего солнцестояния

Божественная ночь! Очаровательная ночь! 
Николай Васильевич Гоголь


— Сев, ты спятил? Мы куда идем? Ночь на дворе, спать пора. 
— Мы идем в лес. 
— Мы уже в лесу! 
— Не шуми. В такую ночь спят только разве что магглы. И то не здесь. 
Люциус тихо вздохнул и переложил на другое плечо тюк, в котором были топор, спички, две простыни и еще какая-то ерунда. 
— Хорошо, я спрошу по-другому: зачем мы идем в лес? И почему я должен тащить эту гадость вместо того, чтобы воспользоваться заклинанием? 
— Мы идем за ценным ингредиентом. Магией пользоваться нельзя. Еще вопросы есть? 
— Ты не мог взять кого-нибудь другого? 

~ * ~ * ~ * ~


— Предлагаю поменяться. Ты будешь рубить дрова, а я ходить кругами и бормотать что-то невнятное. 
— А ты знаешь, что именно бормотать? 
— Нет. А это важно? 
— Увы, да. Так что займись костром и не путайся под ногами. 

~ * ~ * ~ * ~


— Ну откуда я мог знать, что осина плохо горит? 
— Еще бы сырая осина хорошо горела... Вот наказание! Ты у себя в поместье тоже осиной топишь? 
— У меня в поместье камины топят эльфы. Яблоней. Она вкусно пахнет. 

~ * ~ * ~ * ~


— Что-что я должен делать? Сев, ты спятил. Я не буду туда прыгать! 
— Не туда, а через. Двоечник несчастный, и почему тебе все надо разжевывать? Хуже Поттера. 
— Вот сам и прыгай. 
— Не беспокойся, я-то прыгну. 
— Вот и замечательно. А я пока так, посмотрю. 
— Люци, или ты через него прыгаешь, или ты в него падаешь. Одно из двух. 
— Ну Сев, запомни, если я обожгу себе что-нибудь... Цисси тебе глаза выцарапает. Она у меня злопамятная. 

~ * ~ * ~ * ~


— Ты уверен, что в эту воду можно лезть? Она какая-то темная. Подцепим еще что-нибудь. 
— О, Мерлин! Люциус, если бы в ночном лесу вода светилась, я бы тебе туда лезть не советовал. Обычная вода. Озерная. Лезь давай. 
— Она наверняка холодная. И болотом воняет. 
— Ничего страшного. Окунешься на минуточку, вылезешь и сразу завернешься. Простыня вот тут лежит, я приготовил. 
Раздевшись и набросив на плечи плащ, Люциус осторожно подошел к кромке черной воды и попробовал ее кончиком большого пальца ноги. И тут же отскочил. 
— Сев, ты спятил? У меня в ней все сведет, и я утону! Я схвачу простуду! И воспаление легких! 
— Ничего, у меня солидные запасы Перечного зелья, — беспощадно усмехнулся Северус, тоже стаскивая с себя исподнее. — Лезь давай, а то поспособствую. 
Горестно стеная, зябнущий напоказ Люциус наконец расстался с плащом и, вздохнув напоследок, без всплеска нырнул в лесное озеро. 

~ * ~ * ~ * ~


— И что? И вот эта пакость — разрыв-трава? — возмущенно вопрошал завернутый в белую простыню Люциус, тыча зельевару под нос невнятное растение с мелкими неприглядными цветочками. — И ради этого я чуть не сгорел заживо и чуть не простудился насмерть? 
— Именно, — Северус отобрал у приятеля драгоценную добычу и завернул ее в заранее заготовленную белую тряпочку. — Теперь главное — доставить Альбусу и не позволить ей соприкоснуться с металлом. А то силу отдаст раньше времени. 
— Ну, тебе лучше знать, — скептически пожал плечами Люциус. — Но учти: в следующий раз не пойду. 
— М-м, — отозвался Северус, пряча драгоценную добычу. Он-то точно знал, что следующего раза не будет. Не мог же он признать, что найти разрыв-траву в Купальскую ночь мог только неискушенный невежда, понятия не имеющий, что делает? 


Глава 5. Третий лишний

— Надеюсь, Фрекен Бок, вы любите детей, да? 
— Как вам сказать?.. Безумно! 
М/ф «Карлсон вернулся»


— Альбус, это исключено! — Северус поджал губы и скрестил руки на груди. Выражение его лица прекрасно подошло бы в качестве иллюстрации в толковый словарь, к статье «Ослиное упрямство». 
— Северус, у нас нет другого выхода, — в голосе Альбуса Дамблдора начали появляться нотки нетерпения. 
Люциусу, опоздавшему к месту встречи, а посему успевшему подслушать только последние пять минут, тоже начал надоедать бессмысленный обмен репликами «Надо, мой мальчик, надо» и «Нет, нет, ни за что». 
— Что исключено? — с любопытством поинтересовался он, огибая гигантскую елку, за которой прятался, и выходя на полянку. 
Воцарилась тишина: оба спорщика замолкли и уставились на него. 
— И давно вы здесь, Люциус? — с некоторым укором спросил Альбус. 
Он прикинул в уме. 
— Почти полтора месяца получается. А что? 
Старик тяжело вздохнул. 
— Неважно. Я хотел спросить, что... 
— ... что о вас и Северусе думает Темный Лорд? — прищурился Люциус. 
Дамблдор кивнул. 
— А что обо мне думает министерство? 
— Ничего, — слегка настороженно ответил Альбус. 
— Вот и Лорд о вас — ничего, — хмыкнул Люциус. — Так что вы там такое предлагаете? 
— Он предлагает, — процедил зельевар, — подкинуть нам Поттера на остаток лета. В землянку. 
— Северус! — воскликнул Дамблдор, явно шокированный столь неуместной откровенностью. 
— А почему нет? — на лице Люциуса нарисовалось настолько искреннее удивление, что оба собеседника на него уставились во все глаза. — Тесновато, конечно, но можно вторую землянку вырыть... То есть, Сев выроет. Ну и продуктов вам придется больше доставлять, а все остальное вполне решаемо. 
— Ты с ума сошел?! — возопил зельевар, к которому наконец вернулся дар членораздельной речи. 
Между тем в голубых глазах директора появились подозрительные огоньки. 
— Я вас правильно понял? Вы не против присмотреть за Гарри? — поинтересовался он. 
— Да что вы, — великодушно махнул рукой Люциус, не обращая внимания на вытаращенные от ужаса глаза товарища по «общежитию». — Я же, в сущности, в первую очередь отец. Одним мальчиком больше, одним меньше... 
Северус тихо осел на землю, вцепившись руками в волосы и издавая какие-то невнятные жалобные звуки. Того, о чем в конце концов договорились разошедшийся Люциус и обрадованный Альбус, он уже не слышал. 

~ * ~ * ~ * ~


Северус как раз сооружал крышу на второй землянке (кроя заодно почем свет стоит и Люциуса, и Альбуса, и Поттера, и Темного Лорда, и Запретный лес, и Западный Рай, и чертей в преисподней), а его вероломный друг, стоя неподалеку, комментировал плоды его труда с эстетической точки зрения, когда на полянку с небес спустился феникс и уронил на траву Поттера-младшего (одна штука), метлу «Молния» (одна штука), сундук (одна штука) и клетку для совы (одна штука). Белоснежная полярная сова спустилась следом самостоятельно и уселась на образовавшуюся кучу сверху. 
Несколько благословенных секунд на полянке стояла полная тишина. А потом Поттер выбрался из-под груды своего барахла и принялся орать. На Дамблдора, как раз успевшего принять свой обычный вид. 
Северус, хмурясь все больше и больше, покончил с крышей и взялся за сооружение топчана во второй землянке. Люциус отошел в сторонку, уселся на пригорочке и принялся наблюдать за разворачивающимся спектаклем. 
На пятнадцатой минуте скандала он скучающим тоном заметил: 
— Профессор Дамблдор, по-моему, вы зря теряете свое драгоценное время. Ничего нового вы уже, скорее всего, не услышите. 
Мальчишка Поттер, похоже, онемел от возмущения. Дамблдор же улыбнулся и жизнерадостно произнес: 
— Что ж, оставляю мальчика на ваше попечение, Люциус. А я... э-э-э... полетел. 
Спустя мгновение ослепительный феникс взмыл в небеса и исчез в сгущающейся синеве. Поттер стоял и глотал воздух ртом, как вытащенная из воды рыбка. 
— Ну что же, мистер Поттер, идемте, я посвящу вас в прелести бивуачной жизни, — светским тоном предложил Люциус, поднимаясь на ноги. — Заодно узнаем, есть ли от вас на природе какая-нибудь польза. 
Окончательно обалдевший Поттер беспрекословно последовал за ним в землянку. 

~ * ~ * ~ * ~


За ужином Люциус развлекался вовсю, наслаждаясь очень эмоциональной пантомимой для двух актеров, разыгрываемой его невольными товарищами. Как ни странно, Северус и Поттер умудрялись не только корчить друг другу самые невероятные рожи, но и уплетать за обе щеки макароны по-флотски. Эта картина, по мнению Люциуса, удовлетворила бы, пожалуй, любого любителя хлеба и зрелищ одновременно. 
Трапеза подходила к концу, когда с небес в очередной раз стрелой спустился феникс (в темноте это смотрелось особенно эффектно) и уронил на середину полянки еще одного юнца с багажом, на сей раз белобрысого. 
Повисла пауза. Поттер не сводил с новоприбывшего разинутого рта, замерев с полной макарон вилкой на полдороге. Северус очень медленно отставил в сторону свою миску и поднялся во весь свой угрожающий рост. 
— Что это значит, Альбус? — тихо поинтересовался он тоном, которым можно было нарезать драконью чешую. — Что это за детский сад?.. 
— Я же не могу отказать ученику, который так нуждается в защите, — с достоинством ответствовал Дамблдор, хотя было очевидно, что он смущен. — А здесь вас никто не найдет. И я всецело верю, Северус, в твои способности защитить детей и в их лице наше будущее... 
Очень мрачный Драко, выбравшись из-под собственного имущества, осторожно подобрался поближе к весело пылавшему костру и присел на свободное бревнышко рядом. Не менее мрачный Поттер повернулся к Люциусу. 
— Я надеюсь, у вас остались еще макароны. Своими я делиться не собираюсь. 


Глава 6. Игра в четыре угла

Некоторые женятся, а некоторые так. 
Борис Гребенщиков


Гневные вопли Снейпа разбудили Гарри часа в три ночи. Он приподнял голову, прислушиваясь: вроде бы больше ничего в лагере не происходило, только где-то в другой половине их землянки безмятежно сопел Малфой-младший, да снаружи, судя по всему, шел дождь. 
— Видите, к чему привела ваша благотворительность? — орал Снейп. — Доигрались, Альбус? 
Сгорая от любопытства, Гарри тихонько сполз с топчана, подобрался к выходу и осторожно выглянул. 
Посреди заливаемой мелким дождем поляны перед профессором Дамблдором стоял мокрый и взъерошенный Снейп, держа на руках бесчувственную Нарциссу Малфой. Во всяком случае, Гарри предположил, что она без сознания: нормальный спящий человек наверняка проснулся бы от таких криков над самым ухом. 
Ответить Дамблдор не успел: из соседней землянки высунулся сонный и встрепанный Люциус. 
— И что, позволь спросить, ты делаешь с моей женой, Сев? — нахмурившись, поинтересовался он. 
— Держу, — ядовито отозвался Снейп. — Пока. Она, между прочим, не легкая. 
Люциус фыркнул, выбрался наружу и подошел к нему. 
— Кому как, — назидательно заметил он, отбирая Нарциссу у зельевара. — Заведешь свою, тогда и будешь критиковать. И вообще, зачем ты ее сюда притащил? Я, конечно, соскучился, но, по-моему, Цисси тут будет не очень удобно... 
— Поскольку вы с Драко оба пропали, — язвительно сообщил Снейп, убирая со лба слипшиеся пряди, — Темный Лорд отдал твою жену мне на сохранение. Ему почему-то кажется, что так вы объявитесь быстрее. 
— Ну-ну, — только и сказал Люциус. — Кстати, а почему она без сознания? 
— Я ей снотворное дал, — кисло ответил Снейп. — К утру проснется. Не мог же я ее сюда так принести? И вообще, мы отвлекаемся от главного: куда мы ее денем? 
— Я не позволю никуда девать мою жену! — оскорбился Люциус, прижимая Нарциссу к себе покрепче. Он смерил приятеля презрительным взглядом, развернулся и пошел назад в их подземное убежище. Снейп и Дамблдор ошалело смотрели ему вслед. Минуты две спустя Люциус выглянул наружу и ехидно сообщил: — Кстати, Сев, можешь начинать рыть третью землянку. 

~ * ~ * ~ * ~


Когда под утро Гарри окончательно замерз под отсыревшим одеялом и выбрался наружу, выяснилось, что не проснулся больше никто, кроме сердитого Снейпа. Тот, поплотнее завернувшись в мантию, сидел у вяло тлеющего костра и жарил на прутике горбушку хлеба. Дождь перестал; неподалеку виднелась большая яма — похоже, зельевар действительно взялся устраивать себе отдельное жилье. Когда Гарри подошел к огню поближе, Снейп неприязненно покосился на него, но ничего не сказал. 
— Может, вам помочь? — нерешительно предложил Гарри, махнув рукой в сторону ямы. Это было первое, что он сказал Снейпу с тех пор, как Дамблдор доставил его сюда с Тисовой улицы. 
Зельевар поднял на него мрачный взгляд. 
— Не надейтесь, Поттер, что я вас к себе пущу, — непонятно заявил он. Вероятно, на Гарриной физиономии отразилось недоумение, потому что Снейп поморщился и пояснил: — Если приходится соседствовать с тремя Малфоями сразу, Поттер, отдельная землянка — это настоящая роскошь. Так что делиться я не намерен. 
— Не больно-то и хотелось, — проворчал Гарри, устраиваясь на соседнем бревнышке. Несколько минут он молча смотрел в огонь, потом пробормотал себе под нос, не вполне уверенный, к кому обращается: — А я вчера банку тушенки припрятал... 
Снейп одарил его неожиданно одобрительным взглядом. 
— Тащите, — коротко велел он, извлекая из-за пазухи почти целый батон, а из-за сапога — нож. — Только тихо. 
Над Запретным лесом вставало солнце. 


Глава 7. Охота на дикие кабриолеты

На ловца и зверь бежит. 
Русская пословица


— Да за кого наш Лорд меня принимает! — возмущался Снейп, нежно прижимая к груди миску с овсяной кашей и энергично размахивая ложкой. — За дурачка? — он постучал ложкой по лбу. Ложка была алюминиевой, поэтому эффектного звука не получилось. — За дурачка! 
Гарри очень старался не хихикать, но получалось с трудом: воскресное утреннее шоу «Отчет Снейпа о встрече с Темным Лордом» на сей раз было особенно впечатляющим. Драко даже не считал нужным сдерживаться и тихо ржал, сползая с бревнышка на траву. 
— Северус, не мельтеши, — с укоризной велела Нарцисса. — Сядь и объясни толком. Что он от тебя хочет? И ешь, а то остынет. 
— Наш дорогой Лорд... — Снейп резко сел и сунул в рот ложку слегка подгоревшей овсянки (одержимая заботой о «дорогих мальчиках» Нарцисса настояла на приготовлении завтрака собственноручно), скривился, но мужественно проглотил кашу и продолжил: — Так вот, Темный Лорд потребовал, чтобы я достал ему кабриолет. К поттеровскому дню рождения. 
Над полянкой повисла недоуменная тишина. 
— Волдеморт хочет кабриолет на мой день рождения? — уточнил обалдевший Гарри. — Он совсем с ума сошел? 
— Было бы с чего сходить, — фыркнул Люциус. — Хотя это уже и для него слишком. А белого тестрала он к нему не хочет? 
Еще больше удивившись, Гарри уставился на Малфоя-старшего. За последние пару дней он как-то незаметно привык к легкомысленности, с которой Люциус предпочитал смотреть на вещи, но до таких абстрактных шуток тот пока что не доходил. 
— А зачем к нему тестрал? — озадаченно поинтересовался он. 
— Ну, можно и не тестрала. Но абраксанов достать труднее... — задумчиво произнес Люциус. — Этонаны слишком плебейски выглядят. А гранианы уж больно кусаются.
— Поттер, придурок, это был оксюморон, — фыркнул Драко. — Ну, знаешь, черный снег, белый тестрал... А так подойдет любая лошадь. 
— Это не оксюморон, а катахреза, — поправила Нарцисса. 
Снейп чуть не облился кофе, который как раз наливал себе в кружку, но комментировать не стал. 
— И как вы собираетесь прицеплять лошадей к автомобилю? — ехидно спросил Гарри, по школьной привычке пропустив мимо ушей все непонятное и возвращаясь к тому, что его действительно интересовало. 
— К какому автомобилю? — в свою очередь, искренне удивился Люциус. 
— По-моему, — вкрадчиво заметил Снейп, успевший успокоиться и превратиться из участника шоу в зрителя, — вы говорите про разные вещи. Люци, объясни, что ты имеешь в виду. 
Малфой-старший подозрительно покосился на него. 
— Сев, ты что, кабриолета не видел? 
— Я все видел, — хмыкнул Снейп. — Но мистер Поттер, вероятно, первый раз слышит о том, что кабриолет — это разновидность двуколки. 
— Чего? — не понял Гарри. 
— Экипажа с двумя колесами, дубина, — встрял Драко, за что получил от матери нежный подзатыльник. 
— Мальчики, не ссорьтесь. Гарри, ты имел в виду что-то другое? 
— Кабриолет, — высокомерно сообщил обидевшийся Гарри, — это автомобиль без крыши. 
— Ну и зачем он Лорду? — удивился Драко. 
— И при чем тут мой день рождения? — добавил Гарри. 
Все посмотрели на Снейпа. 
— Темный Лорд не имеет привычки объяснять свои требования. К счастью, сразу после моего ухода он так орал на Петтигрю, что о его тайных планах знают все кому не лень. Проблема только в том, что вразумительнее они от этого не становятся. Как я успел понять, он желает 31 июля проехать по Диагон-аллее в кабриолете и сказать речь. Еще он при этом желает поразить слушателей сиянием своей красоты, но это куда проще устроить. Маскировочные чары, слава Мерлину, вещь несложная. А вот кабриолет... и до 31 июля три дня осталось. 
Присутствующие переглянулись, пытаясь переварить услышанное. 
— Пап, и ты хотел, чтобы я служил этому ненормальному?! — наконец возмутился Драко. 
— Так это ж у вас семейное... — тихо проворчал Гарри, не в силах устоять перед искушением поддеть былых противников. За что тоже получил подзатыльник от Нарциссы. 
— Кто старое помянет, — сладко улыбнулась она, — тот будет отмывать котелок. 

~ * ~ * ~ * ~


К вечеру, когда прилетел феникс — то есть Альбус — проблема кабриолета так и осталась неразрешенной. Никто из обитателей землянок автомобилем никогда не владел и, где достать оный, не представлял. После того как Дамблдору изложили суть дела, старик сунул за щеку лимонный леденец, уселся с кружкой горячего чая на пенек и глубоко задумался. 
— М-да, незадача... — пробормотал он. — Может быть, Артура спросить... 
Снейп вдруг выпрямился. 
— Артура? Альбус, вы гений. Поттер, куда вы подевали его летающую развалюху? 
Гарри несколько секунд непонимающе смотрел на профессора, потом его озарило. 
— Фордик мистера Уизли? — вспомнив всю шумиху и скандал с угнанной машиной, он слегка покраснел. — Он это... тут, в лесу... бегает. 
— Бегает? — приподнял бровь Снейп. 
— Ну, он, по-моему, тут почему-то ожил, — еще больше смутился Гарри. — Он нас потом от акромантулов спас. 
— Отлично, — подытожил Люциус. — Сегодня ночью и пойдете ловить это безобразие. 
— Я пойду? — вскинулся Гарри. — Это почему я? И вообще, форд «Англия» не кабриолет. Он с крышей. 
— Вы его упустили, Поттер, вам и ловить, — парировал Люциус. — А крышу срежем. 
— А если он не дастся? — прищурился Гарри. — Он же живой. И вообще, я один никуда не пойду. Это ж самая глухомань! Там невесть кто водится. 
— Успокойся, мальчик мой, никто тебя одного и не отпустит, — пообещал Дамблдор и выразительно покосился на Снейпа. 
— Угу, — мрачно сказал тот, — я так и понял. Поттер, если это вас утешит, то я пойду с вами. Но мне понадобятся хорошая веревка, носок и Люциус. 
— Зачем? — подозрительно поинтересовался Малфой-старший. 
— Для надежности, — туманно ответил зельевар. — Идите все собирайтесь. Поттер, не забудьте свой дурацкий плащ. Выходим ровно в половине двенадцатого. 

~ * ~ * ~ * ~


— М-м-м-м!!! — возмущался крепко привязанный к дереву Гарри сквозь запихнутый в рот носок. — М-м-м-м м-м-м м-м-м-м-м!!! 
— Бросьте, Поттер, — сказал сидящий на дереве и прикрывающийся плащом-невидимкой Снейп, — я поступил вполне гуманно. Носок мог бы быть грязным. 
Это сообщение вызвало новый всплеск гневных протестов снизу. 
— А кого еще использовать в качестве приманки? Люциуса, что ли? — Прятавшийся под тем же плащом Малфой возмущенно фыркнул. Снейп продолжал: — И вообще, шумите погромче. Чем быстрее на ваши вопли сбегутся акромантулы, тем быстрее явится цель всего этого идиотского мероприятия. 
— Осмелюсь заметить, что это ты его спланировал, — хмыкнул Люциус. 
— Если у мероприятия идиотская цель, то неважно, кто его планировал, — огрызнулся Снейп. — Не отвлекайся. 
Вскоре между деревьями и в самом деле зашевелились гигантские тени; волосы у Гарри встали дыбом. Мычать он перестал, стараясь привлекать к себе минимум внимания. Тени приближались. 
— Сев, тебе не кажется, что ты переборщил? — тихо поинтересовался Люциус. 
— Еще три минуты, и отвязываем, — нехотя признал Снейп. 
«Еще три минуты, и отвязывать будет некого», — мрачно подумал Гарри. 
— Еще три минуты, и отвязывать будет некому, — предупредил Люциус. — Потому что через две я отсюда аппарирую. 
Неизвестно, чем бы закончился спор, если бы в самую последнюю секунду, как и полагается в хорошем триллере, из чащобы не донесся рев мотора, сопровождаемый светом фар. Пауки помельче сразу кинулись врассыпную, пауки покрупнее неохотно отодвинулись, пропуская воинственное детище американского машиностроения. Грозно полыхая фарами, фордик подъехал к Гарри и вопросительно уставился на него. 
— М-м-м-м! — благодарно сказал Гарри. 
— Stupefy! — донеслось сверху, и автомобиль резко перестал шевелиться, а на его капоте появилось обиженное выражение. Пауки насторожились, Гарри приготовился к худшему, но в следующее мгновение почувствовал, как его отвязывают и затаскивают в машину. Едва захлопнулись дверцы, как он покрепче вцепился в того, кто попался под руку, и отключился. 

~ * ~ * ~ * ~


В лагере между тем взволнованный Альбус нервно ходил вокруг костра; Нарцисса то и дело подливала ему чаю. 
— Они давно должны были вернуться... — бормотал он. — А вдруг что-нибудь случилось? 
— Да ничего с ними не случилось, — убеждала его Нарцисса, тщательно скрывая собственное беспокойство. — Вернутся. Люци всегда возвращается самое позднее к утру. Он мне на свадьбе обещал. 
— И что, действительно возвращается? — поинтересовался Альбус. 
— Если не считать Азкабана, то конечно... — кивнула Нарцисса, и тут из леса послышалось фырчание мотора. Несколько мгновений спустя, трясясь и громыхая, из зарослей на поляну выехал изрядно потрепанный форд. Из-под крышки багажника у него торчала оторванная паучья нога ярда полтора длиной. — Вот видите, все в порядке. 
Сидевший за рулем Снейп открыл дверцу и вылез наружу. 
— Альбус, этой сумасшедшей жестянке я налил сонного зелья в бензобак, он не очнется как минимум сутки, но лучше бы его кому-нибудь посторожить. Я лично иду спать. Разбудите этих двух алкоголиков на заднем сиденье? Они весь мой неприкосновенный запас огневиски выпили по дороге. И критиковали мою манеру вождения. В другой раз пусть сами выбираются. 
Уже на пороге своей землянки он остановился, извлек из кармана какую-то мокрую тряпочку и аккуратно повесил на гвоздик снаружи. 
— Кстати, верните это Драко, пожалуйста. 
Три минуты спустя из землянки мальчиков донесся вопль Малфоя-младшего: 
— Поттер, это ты спер мой носок?! 
—————————— 
Кабриолет — 1. Легкий одноконный, обычно двухколесный, экипаж на высоком ходу, без козел и с сидением на двух седоков. 2. Кузов легкового автомобиля с откидывающимся мягким верхом; автомобиль с таким кузовом. 
Оксюморон — сочетание слов с контрастными, полярными значениями: «живой труп», «грустная радость». 
Катахреза — сочетание слов с несовместимыми лексическими значениями. 
Тестралы — черные (sic!) плотоядные крылатые лошади. Абраксаны, этонаны и гранианы — другие породы крылатых лошадей, см. справочник по магическим созданиям. 


Глава 8. Пес в мешке

Семья — театр, где неслучайно 
У всех народов и племен 
Вход облегченный чрезвычайно, 
А выход сильно затруднен. 
Игорь Губерман


Три дня перед 31 июля старшие Малфои и Снейп большую часть времени проводили вне лагеря, по очереди пропадая неизвестно где, но Гарри не очень интересовался подробностями. Он играл с Драко в подрывного дурака, скучал по Рону и Гермионе и немного волновался за Орден Феникса, но главное — отчаянно ждал собственного совершеннолетия, когда ему наконец можно будет пользоваться магией. Вечером тридцатого он даже, вопреки обыкновению, попытался лечь спать пораньше, чтобы побыстрее наступило завтра. 
Разумеется, заснуть он долго не мог, проворочался почти до полуночи и в результате попросту проспал, так что первым, кто поздравил Гарри в день рождения, оказался Снейп — вернувшийся от Волдеморта куда позже обычного. 
— Поздравляю вас, Поттер, — заявил он, стаскивая маску и зевая, — вы в розыске. 
— За что? — удивился Гарри. 
— Вас разыскивают как единственного свидетеля и, возможно, обвиняемого по делу об убийстве Альбуса Дамблдора. Кстати, магией пользоваться вам по-прежнему пока не стоит. 
Ошарашенный Гарри так и сел — на траву мимо бревнышка — и тихо ойкнул, слегка ударившись филейной частью. 
— То есть как?! 
— Очень просто, — пожал плечами Снейп, выпутываясь из черного плаща: припекало солнышко и становилось жарковато. — Сегодня ночью, не обнаружив никого на Тисовой улице, Темный Лорд решил вместо несостоявшейся охоты на вас устроить небольшой государственный переворот. Министерство теперь фактически в его руках. Так что отслеживающее заклятие с вас снимать не стали, а само оно развеется не раньше чем через неделю. 
— И Скримджер это позволил? — не унимался Гарри. 
— Скримджера никто не спрашивал, — мрачно сообщил Снейп. — И это очень хорошо для него, потому что иначе он непременно сказал бы что-нибудь лишнее и плохо кончил. 
— А что, так он кончил хорошо? — встрял вылезший из землянки Драко и бодро увернулся от материнского подзатыльника. 
— Что за вульгарность! — возмутилась Нарцисса. — И вообще, у Гарри день рождения, давайте не будем о политике... 
— Ничего, я потерплю, — не унимался Гарри. — Я хочу знать, что там произошло. 
— Много будете знать... — сквозь зубы процедил Снейп. 
— Я тоже хочу знать, Сев, — прибавил подошедший Люциус. — Мне любопытно, что там происходит. 
— Ничего хорошего, — неохотно признал зельевар. — Скримджер сидит в Азкабане, потому как якобы не предпринял должных мер и не выяснил, кто убил Альбуса. Министром у нас теперь господин Пий Дуббс. Он под Империусом. А помогает ему ваша близкая знакомая, мадам Амбридж. Темный Лорд собирается вводить обязательную регистрацию магглорожденных и все такое прочее. 
— Весело у вас там, — кисло протянул Гарри. 
— Обхохочешься, — буркнул Снейп, усаживаясь и принимая из рук Нарциссы жестяную кружку с кофе. 
— Хватит, хватит уже, — строго сказала миссис Малфой. — Гарри сегодня должен радоваться, подарки получать, а вы тут что устроили? Люци, будь так добр, принеси голубенький сверток, ты знаешь, где он. Северус, я надеюсь, ты сделал то, о чем я тебя просила? 
Снейп вздохнул, кивнул, извлек из-за пазухи небольшой мешочек и протянул его Нарциссе. 
— Здесь все, включая ваниль и сахарные свечи, — объявил он похоронным голосом. — Но котел для теста я не дам, и не проси. Кастрюлей обойдетесь. 
Возразить Нарцисса не успела, потому что в эту минуту из их землянки вернулся Люциус, левитируя перед собой «голубенький сверток» — темно-синий мешок с хорошего кабанчика размером. Содержимое мешка шевелилось. 
— С днем рождения, мистер Поттер. Это от всех нас, — с легкой насмешкой сказал Малфой-старший, роняя мешок на землю перед Гарри. Содержимое возмущенно гавкнуло до боли знакомым баском. Снейп поморщился. 
Онемевший Гарри мог только глазами хлопать. 
— Поттер, подарки обычно принято разворачивать, а потом говорить «спасибо», — язвительно заметил Драко откуда-то сзади. 
Дрожащими руками Гарри развязал мешок, и оттуда немедленно вырвалось черное лохматое нечто, в котором нетрудно было признать собачью ипостась Сириуса Блэка. Нечто гавкнуло и облизало Гарри физиономию. В глазах у последнего помутнело, и единственное, что он слышал перед тем, как потерять сознание, был возмущенный вопль Драко: 
— Мам, я же говорил, что нужно было сначала налить ему выпить! 

~ * ~ * ~ * ~


Очнулся Гарри от обыкновенного Ennervate. Потирая шишку на затылке, сел и обнаружил рядом только ухмыляющегося Драко и Нарциссу, ожесточенно взбивавшую что-то в кастрюльке. Неподалеку Снейп и Сириус орали друг на друга, а самодовольный Люциус, поигрывая явно отобранными у этих двоих палочками, наблюдал за происходящим. 
— Как?.. — только и спросил Гарри слабым голосом. 
Нарцисса ненадолго отвлеклась от кастрюльки. 
— Он все-таки мой кузен, — сообщила она как ни в чем не бывало. — А Блэки способны достать родственника где угодно. Это у нас семейное. Будь умницей, принеси из нашей землянки новый мешок с мукой? Драко, пойди помоги Гарри. 
Когда они вернулись, шум уже прекратился, зато Сириус обзавелся рассеченной губой, а Снейп — стремительно распухающим ухом. Сириус с почти виноватым видом выслушивал яростную отповедь двоюродной сестры. Всклокоченный зельевар стоял в сторонке и безуспешно пытался замаскировать ухо волосами. 
— И какого дьявола я с вами со всеми связался? — ворчал он. — Я просто не знаю, кто хуже. Мне завтра на свадьбу идти, между прочим. А я в таком виде. Чтоб тебе провалиться, проклятая псина... Кстати, — он внезапно оживился, — эй, Блэк? 
— Чего тебе, Сопливчик? — ехидно отозвался Сириус и тут же получил по лбу измазанной в тесте ложкой. Гарри не удержался и захихикал: с точки зрения Нарциссы, Сириус в категорию взрослых явно не попадал. 
— Я всего-навсего хотел тебе передать радостную новость, — язвительно сообщил Снейп. — Твой лунозависимый дружок недавно женился. На племяннице Цисси. Так что вы теперь два раза родственники. 
На полянке повисла пауза. Нарцисса даже перестала взбивать тесто. 
— Рем женился?! — бешеным маралом взревел Сириус, подскочив на месте. — Без меня?!! 
— Petrificus Totalus! — быстро выговорил Люциус, и Сириус рухнул как подкошенный. — Мистер Поттер, ничего, если ваш подарок немножко полежит и помолчит? Вы пока можете пересказать ему все последние новости, а он вас тихо послушает. Кстати, Сев, мне очень жаль об этом напоминать, но у тебя в землянке единственное свободное место. 
— Только через мой труп! — страшным голосом отозвался Снейп. — Только через мой труп! Уж лучше Поттер! 
— Ну знаете! — обиделся Гарри. — Вы и сами... тот еще подарок. И вообще, я хочу жить в одной землянке с Сириусом. 
Все посмотрели на Драко. Тот горестно вздохнул. 
— Я и так тут терплю страшные лишения, одни комары чего стоят... ну ладно. Раз у тебя именины... Профессор, я к вам переселяюсь, если вы не против? 
Снейп обвел взглядом всю компанию и тоже вздохнул. 
— Делайте, что хотите. Хоть канкан пляшите, раз у Поттера именины. Только не смейте трогать мои вещи, не шумите, когда я сплю, и не забывайте убирать за собой...
Под это занудное ворчание Драко принялся перетаскивать к Снейпу свои немногочисленные пожитки, Нарцисса снова занялась тестом, а Люциус пожал плечами и ушел к себе — подремать. Гарри уселся на траву рядом с обездвиженным Сириусом. 
— Вот так мы и живем, — сообщил он крестному вполголоса. — Снейп среди них, между прочим, почти что самый нормальный. Хотя нет, огневиски мы с Люциусом пили... вот погоди, прилетит Дамблдор, и ты поймешь, почему здесь такой дурдом. 
—————————— 
Дуббс — мой перевод чудесной фамилии Thicknesse. 


Глава 9. Родственные души

Кто же дерется бутылкой? Это совершенно противу правил! 
Нина Соротокина


— Поттер! Поттер, вы меня слышите? — разбудил его тревожный шепот Снейпа. 
Сонный Гарри приподнялся на локте и хотел было ответить, но зельевар зажал ему рот рукой. 
— Я ухожу на свадьбу Уизли. И если не хотите, чтобы с ними случилось что-нибудь ОЧЕНЬ неприятное, не вздумайте совать туда свой нос и, главное, не пускайте вашего безмозглого крестного. Если понадобится, к топчану его привяжите, поняли? 
Гарри яростно закивал, Снейп убрал руку, коротко кивнул на прощание и исчез. 

~ * ~ * ~ * ~


Солнце катилось к закату, а Снейпа все не было. Дамблдор тоже так и не появился. За день Гарри четыре раза поругался с Драко (дважды после того, как разгромно проиграл тому в шахматы), мужественно вручную перечистил ведро картошки к ужину (делать-то все равно нечего!) и даже немного подремал, вполуха слушая вялые препирательства Сириуса и Люциуса. Те долго выясняли, кому больше «повезло»: Сириусу с мамой или Люциусу с тещей, пока не вмешалась возмутившаяся Нарцисса. 
Наконец часов в восемь вечера на поляну с громким «хлоп» аппарировала небольшая куча мала, состоявшая из взъерошенного зельевара, вцепившейся в него мертвой хваткой Гермионы и Рона, которого Снейп держал за ухо. По прибытии Снейп немедленно выпустил Роново ухо и принялся двумя руками отдирать от себя Гермиону. 
— Мисс Грейнджер, отцепитесь немедленно! Отпустите меня сию же минуту! 
Гермиона, хоть и не сразу, повиновалась. Снейп стащил маску и устало вытер пот со лба. Озадаченный Рон так и сидел на земле, обиженно прикрыв ладонью пострадавшее ухо. 
— Где Альбус? — поинтересовался зельевар. — У меня для него новости. 
— Еще не прилетал, — с готовностью доложил Гарри, обрадованный появлением друзей и — неожиданно для себя самого — возвращением Снейпа, целого и почти невредимого. — Ой, профессор, а почему у вас шишка на лбу? 
— У мисс Грейнджер, — кисло отозвался тот, потирая лоб, — очень странные представления о том, как следует угощать людей шампанским. 
— Она вас стукнула бутылкой? — догадался Гарри. 
— Но я же не знала! — всплеснула руками расстроенная и отчасти рассерженная Гермиона. — Вы были в маске! И вообще я не люблю, когда меня допрашивают и тем более хватают! Откуда мне было знать, что вы... — она обиженно хлюпнула носом, и Рон наградил Снейпа злобным взглядом. 
— Пристаешь к студенткам? — ехидно ввернул подошедший Сириус. 
Гермиона, только сейчас его заметившая, испуганно пискнула, зажала рот рукой и отскочила. 
— Ой, мама! 
— Это Сириус! — зачем-то сказал растерявшийся Гарри. 
— Блэк, сгинь с глаз моих, а то я за себя не отвечаю, — только и вздохнул Снейп. Сириус широко улыбнулся и попытался спрятаться за Гарри. Снейп опять вздохнул. — Поттер, возьмите на себя труд ввести ваших приятелей в курс дела. Еда у вас есть какая-нибудь? Как выяснилось, Упивающихся Смертью на свадьбе Уизли не кормят. 
— Нарцисса варит картошку, — радостно сообщил Гарри. — И еще должна быть грудинка, если ее Люциус не съел. 
— Вот и отлично, — кивнул Снейп, делая повелительный жест рукой — брысь, мол. — Идите устраивайтесь. Только учтите сразу: четвертую землянку я рыть не стану. Сами справитесь. 
Не сводя глаз с его удаляющейся спины, Рон медленно поднялся на ноги и обвел взглядом поляну. На протянутой между двумя соснами веревке колыхались на слабом ветерке зеленые носки Драко и красные со снитчами — Гарри, а также пара запасных плащей Упивающихся, которые Нарцисса накануне пыталась выстирать. Маска Снейпа, покачиваясь, болталась на гвоздике у входа в его землянку. Драко, сидевший у подножия огромной сосны, лениво кидался шишками в Сириуса и Гарри, но неизменно промахивался. Люциус лежал в тенечке у землянки четы Малфоев и разгадывал очередной кроссворд во вчерашнем номере «Пророка». 
— Это чего, — с тихим ужасом спросил Рон, — мы тут теперь будем жить?! 
— Вы не поверите, мистер Уизли, — протянул Люциус из-за газеты, — но полтора месяца назад я подумал ровно то же самое. Привыкнете. Кстати, Блэк, ты не знаешь, как называется «плоский сосуд для обработки фотобумаг, фотоплёнок и фотопластинок»? И заодно, что такое «фото»? Это имеет какое-то отношение к светильникам? 
— Понятия не имею, — пожал плечами Сириус, нагнулся, подобрал одну из шишек и кинул ее обратно в Драко, угодив тому точно в лоб. 
— А сколько букв? — внезапно спросила Гермиона. 
— Шесть, — заинтересованный, Люциус выглянул из-за «Пророка». — Вы знаете, что это может быть, мисс Грейнджер? 
— Кювета не подходит? 
— Замечательно подходит! — обрадовался Люциус, бодро вытаскивая из-за уха карандаш. — А что такое фотопленка? 

~ * ~ * ~ * ~


Нарезая к ужину хлеб, Гарри все еще слышал, как Гермиона препирается с Люциусом, можно ли считать Леонардо да Винчи изобретателем фотографии и был ли последний магом. 


Глава 10. Vox Populi

Одно ведь имя лишь твое — мне враг. 
Уильям Шекспир


— Не смейте произносить его имя, Поттер! — бушевал Северус. — Вы нас всех выдадите! Министерство... 
— Люци, из-за чего они шумят? — сонно пробормотала Нарцисса, переворачиваясь на другой бок. 
— Сейчас посмотрю. 
Зевая, Люциус набросил мантию и выглянул из землянки. Северус грозно нависал над упрямо задирающим нос Поттером и в свойственной ему эмоциональной манере пытался объяснить, что называть Темного Лорда по имени не следует. Грейнджер и Уизли наблюдали за происходящим с безопасного расстояния. 
— Сев занимается своим любимым делом, — сообщил Люциус жене. — Воспитывает Поттера. Пойду-ка я поучаствую, пока кто-нибудь из них не сказал чего-нибудь лишнего. 
— Снейп, вот только не надо на меня так смотреть, как будто... 
— Поттер, ваша дерзость переходит всякие... 
— Доброе утро, — приветливо сказал Люциус. 
Собеседники умолкли и сердито посмотрели на него. 
— Сев, что там еще учудило наше Министерство? — полюбопытствовал он. 
— Эти идиоты запретили произносить слово Во... 
— МОЛЧАТЬ! — заорал Северус страшным голосом, и Поттер закрыл рот. Люциус обеспокоенно подумал, что еще чуть-чуть, и у его друга начнется нервный тик. 
— Не надо так нервничать, — примирительно сказал он. — Рассказывай все по порядку. А вы, мистер Поттер, погодите с выводами. 
Северус глубоко вдохнул. 
— Министерство отдало приказ наложить на имя Темного Лорда проклятие. Место, где это имя произносят, немедленно отображается на специальной карте, и туда направляют отряд... 
— ... карателей? — услужливо подсказала Грейнджер. 
— Можно и так сказать, — мрачно кивнул Северус. — Так что если этот кре... 
— Не волнуйся так, Сев, я уверен, что мистер Поттер уже все понял, — поспешно вставил Люциус. — Не сомневаюсь, что он не станет произносить имя нашего Лорда всуе. Во избежание. 
— Не стану, конечно, — мальчишка насупился. — Что я, кретин, что ли? 
— Ну, на этот счет могут быть разные мнения... — протянул Северус. 
— Только твоего никто не спрашивает, — хмыкнул за спиной у Люциуса невесть когда присоединившийся к беседе Сириус Блэк. — И что мы собираемся делать? 
Люциус обернулся и удивленно посмотрел на своего шурина. Ну или почти шурина. 
— Что ты имеешь в виду, Блэк? 
— Это вопиющее нарушение свободы слова, мистер Малфой, — строго сказала Грейнджер. — Я считаю, что Сириус совершенно прав и мы должны немедленно принять меры, поднять общественность... 
— Кхм. Вообще-то я хотел предложить немного другое, — пожал плечами Сириус. — Скучно же сидеть сложа руки. А у меня есть одна идейка... 
Альбус Дамблдор в образе золотого феникса выбрал именно этот момент, чтобы спуститься с небес на лесную полянку — кстати сказать, уже порядком истоптанную «поселенцами». 
— О Мерлин... — тихо простонал Северус. — Пойду-ка я отсюда. Пока не поздно. 

~ * ~ * ~ * ~


Когда полдня спустя зельевар решил, что можно безопасно покинуть свое убежище, Люциус как раз доедал второй бутерброд с тушенкой. 
— Сев, а у нас тут ланч, — поделился он, дожевывая. — Присоединяйся. 
— А где все остальные? — подозрительно поинтересовался Северус, не видя у костра никого, кроме Люциуса и Нарциссы. — Я надеюсь, они не отправились брать штурмом Министерство? 
— Этот план был признан пока еще недостаточно разработанным для успешной реализации, — не моргнув глазом, отозвался Люциус. — Так что вместо этого наши гриффиндорские друзья отправились организовывать флэшмоб. 
— Флэш... что? 
— Флэшмоб. Мисс Грейнджер заверила меня, что это очень модное развлечение. Часть маггловской массовой культуры или что-то в этом духе. 
— Да? И в чем же это развлечение состоит? — продолжал расспрашивать Северус, чуя неладное. 
— Как я понял, оно означает, что много народу делают одновременно какую-нибудь глупость. Чем больше, тем смешнее. Честно говоря, не вижу, чем это отличается от их обычного поведения. 
— И какую же именно глупость, — медленно сказал зельевар, — они собираются делать? 
— Произносить имя нашего Лорда, — ответил Люциус, сооружая приятелю бутерброд. — Как можно чаще и в разных местах магической Британии. Выступать, так сказать, в роли гласа народа и одновременно создавать Министерству сильную головную боль. 
Северус застонал. 
— Поттер отправился с ними? И Альбус это позволил? 
— За кого ты меня принимаешь? — обиделся Люциус. — Даже если бы старик дал ему разрешение, я бы никуда его не пустил без нашего присмотра. Однако они все хором согласились, что Поттера с собой брать нельзя, так что он лежит связанный у себя в землянке, а Драко читает ему вслух, чтобы не скучно было. Учебник по зельеварению. 
Северус чуть не поперхнулся. 
— Между прочим, — продолжал Люциус, — это я убедил Дамблдора, что для всех будет безопаснее, если ты с ними не пойдешь, а останешься здесь. Мне отчего-то пришло в голову, что принадлежность к массовой культуре немного не твой стиль... Эй, что с тобой? Похлопать тебя по спине? 
— Знаешь, Люци, — с чувством произнес Северус, откашлявшись, — я пришел к довольно неожиданному выводу, что должен сказать тебе спасибо. 
— Не за что, — усмехнулся Люциус. — Между прочим, Поттера пора кормить, а мы с Драко опасались делать это без тебя. Вдруг он кусается? 


>читать дальше

Другие фики этого автора
Фанфики На главную
Hosted by uCoz