Глава 11. Педагогика

Педагог — человек, который лучше знает, 
как воспитывать чужих детей, чем своих.
 
Жюльен де Фалкенаре


Прошло уже несколько дней, а обиженный Поттер по-прежнему ни с кем не разговаривал. Даже с Блэком. Всех остальных он вообще в упор не замечал, всячески избегал и демонстративно отворачивался. 
Вот и сегодня, вернувшись с очередного совещания у Темного Лорда, Северус обнаружил на полянке всех, кроме Мальчика-Который-Дуется. Однако, вопреки обыкновению, обитатели партизанского лагеря не занимались каждый своим делом, а столпились вокруг костра, разглядывая что-то на земле. 
— Что вы тут еще натворили? — с подозрением спросил Северус. 
— Цисси, кажется, изобрела новое блюдо, — хмыкнул Блэк и на всякий случай отодвинулся подальше, чтобы никто из Малфоев до него не дотянулся. 
Невольно заинтересовавшись, зельевар подошел поближе. На травке стоял котел с каким-то белым, комковатым, довольно плотным на вид веществом, из которого Рон Уизли безуспешно пытался выдернуть намертво влипший половник. После очередной попытки мальчишка отлетел назад и крепко шлепнулся, ошарашенно глядя на зажатую в руке ручку от половника. 
— Сила есть — ума не надо? — съязвил Драко, пользуясь тем, что мать в данный момент лишена подручных воспитательных средств. 
Однако Нарциссе было не до него: она с любопытством разглядывала содержимое котла. 
— Понятия не имею, как у меня такое вышло, — сокрушенно заметила она. — Я всегда думала, что нет ничего проще манной каши. 
— По-моему, прекрасно получилось, — галантно заметил Люциус, обнимая жену за талию. 
— Да, еще бы придумать, что именно у меня получилось, — засмеялась она. — И как теперь отмывать котел. 
— Для отмывания котлов всегда есть Поттер, — усмехнулся Северус. — Хоть что-то у него получается хорошо. 
— Я все слышу, — донеслось из землянки. — Не буду я ничего мыть. И вообще, я с вами не разговариваю. 
— Мы заметили, — буркнул Уизли, все еще сидевший на траве. 
— Так что мы будем с этим делать? — вздохнула Нарцисса, указывая на злополучный котел. 
— Мисс Грейнджер, — с любопытством спросил Люциус, не переставая обнимать жену, — в вашем значительном багаже знаний, случайно, нет сведений о способах применения резиновой манной каши? 
— Ну, так сразу я не припомню, — с сомнением начала Грейнджер, — но могу свериться с источниками... — и она принялась копаться в своем ридикюле. 
— Не надо, — быстро сказал Люциус, — не стоит утруждаться. Мы и так что-нибудь придумаем. 
— А что тут думать? — внезапно вмешался Уизли. — Надо рыбу идти ловить. 
Повисла короткая пауза, после чего Блэк радостно хлопнул себя по колену: 
— Браво, Рон! Тут неподалеку есть отличное озерцо, там полно форели. Надо только сделать удочки... Кто с нами? 
Северус не успел и глазом моргнуть, как лагерь опустел. Едва Блэк и Уизли загорелись идеей рыбной ловли, Люциус тут же заинтересовался техникой применения в этом деле манной каши, а Драко потащился с ними просто за компанию. Нарцисса, кажется, всерьез опасалась оставлять своих мужчин наедине с такими острыми и непредсказуемыми предметами, как рыболовные крючки. Мисс Грейнджер же, по предположению зельевара, просто не могла отказать себе в удовольствии проконтролировать очередную массовую глу... э-э-э... флэшмоб. Короче говоря, Северус оказался предоставлен самому себе. 
Вздохнув, он принялся искать, чем бы позавтракать. Остатки хлеба забрала с собой рыболовная команда, поэтому пришлось удовольствоваться чаем, тушенкой и сухарями. Он как раз наливал себе вторую кружку, когда из землянки вылез мрачный и взъерошенный Гарри Поттер. 
— Опять меня все бросили, — пожаловался он себе под нос, пристраиваясь неподалеку и по-прежнему демонстративно не замечая зельевара. — Даже с собой не позвали... 
Если бы Северус был поэтом, он бы обязательно ощутил, как его терпение лопнуло, подобно чересчур туго натянутой струне. Однако поэтом он не был, поэтому просто слегка разозлился. 
— И правильно сделали, — ядовито заметил он. — Зачем вы им там нужны? 
От неожиданности Поттер выронил из рук сухарь и оскорбленно уставился на зельевара, разинув рот. 
— Что?! 
— Вы же ни с кем не разговариваете, — холодно продолжал Северус. — Судя по вашему поведению в последние трое суток, вас вполне устраивает собственное общество. 
— Вы... вы... 
Кажется, мальчишка потерял дар речи. 
— Не волнуйтесь, я тоже собираюсь избавить вас от своего обременительного присутствия, — сообщил Северус, поднимаясь на ноги. Забрав с собой кружку с чаем и пару сухарей, он собрался уйти к себе в землянку, когда Поттер неожиданно очнулся и вскочил. 
— Стойте! 
— В чем дело, мистер Поттер? 
Мальчишка упрямо задрал подбородок, и Северус с некоторым удивлением обнаружил, что Поттер ненамного ниже его самого. 
— Из... извините. Не уходите, пожалуйста. Мне... мне скучно. 
Пришла очередь зельевара удивленно уставиться на собеседника. 
— Вы что же, всерьез полагаете, что я стану вас развлекать? 
— Н-нет, — выдавил Поттер. — Просто поговорите со мной, ладно? Пожалуйста. 
«О, Мерлин милостивый и всемогущий! — подумал Северус, снова усаживаясь. — Я превращаюсь в любимца детей и собак... какой кошмар!» 
— Ну и о чем вы хотите, чтобы я с вами поговорил? — кисло поинтересовался он вслух. 

~ * ~ * ~ * ~


— Мальчики, только не увлекайтесь, — озабоченно сказала Нарцисса, глядя, как ее супруг разливает огневиски по кружкам. — Нам еще обратно идти. 
— Главное, не забудьте кто-нибудь очистить котел, — вставил Сириус. — Предполагается, что мы на эту пакость ловили рыбу. 
— Хорошо, что Сев не любит рыбалку, — хмыкнул Люциус, довольно оглядев ведро с уловом. — Надеюсь, он не в курсе, на что на самом деле ловится форель. 
— Если бы он был в курсе, я бы придумала что-нибудь другое, — усмехнулась Нарцисса. — Половник только жалко, я не думала, что он так пострадает. 
— Постойте, — медленно сказала Гермиона, обводя взглядом всю компанию, — так вы это все нарочно затеяли? Зачем? 
— Затем, мисс Грейнджер, — объяснил Люциус, — что я могу поспорить на половину фамильного состояния: к тому моменту, когда мы вернемся, Сев уже разговорит вашего упрямого приятеля. Больше никто из нас на такие подвиги не способен. 
— Но при чем тут рыбалка? 
— Ну сама подумай, Гермиона, — вставил Рон, — какой еще повод мы могли придумать, чтобы всем вместе уйти на целый день в лес? Да еще так, чтобы Снейп с нами не увязался? 
— Грибы отпадают, — подхватил Драко. — Профессора хлебом не корми, дай что-нибудь пособирать. Остается только рыба. 
— А манная каша зачем? 
— Затем, дорогая, — улыбнулась Нарцисса, — что в хорошем заговоре все должно выглядеть естественно. Ты себе представляешь, чтобы все мы просто встали с утра и отправились на рыбалку? 


Глава 12. Дублер

Я вообще не понимаю, как он попал в директора, 
он такой же директор, как я архиерей!
 
Михаил Булгаков


— Альбус, вы с ума сошли?! — возопил Снейп, воздевая руки к небу. — Впрочем, что я спрашиваю... 
— А при чем тут я? — не очень натурально, по мнению Гарри, удивился профессор Дамблдор и подпихнул прутиком выкатившийся из костра уголек обратно в пламя. — Это все Том. 
— Ну да, рассказывайте... — проворчал Снейп и принялся привычно расхаживать туда-сюда. — Ну какой из меня директор?! 
— Очень хороший! — преданно вставил Драко, но тут же стушевался под грозным взглядом свежеиспеченного директора Хогвартса. 
— Минерва меня придушит! — привел тот новый аргумент, поворачиваясь к Альбусу. 
— Или зацарапает насмерть, — хихикнул Гарри, не сдержавшись: в гневе Макгонагалл была страшна в любом обличье. 
— Будьте так любезны уважительно отзываться о старших, — немедленно одернул его Снейп. — И вообще, не отвлекайте меня, Поттер. Альбус, я попросту не могу быть в стольких местах одновременно. — Он устало опустился на бревнышко и нервным жестом запустил пальцы в волосы. — Понятия не имею, что делать. 
— Сев, не паникуй зря, — неожиданно вмешался Люциус. — Ты зельевар или как? 
— Ну допустим. И что? 
— У тебя есть запас Полиморфного зелья? 
Снейп поднял голову и в упор посмотрел на приятеля. 
— Ну допустим. Что ты предлагаешь? 
Вся компания не сводила глаз с Люциуса. Дамблдор продолжал перекатывать за щекой лимонный леденец. 
— Я предлагаю, чтобы директором Хогвартса стал наименее занятый из присутствующих. И к тому же имеющий на то полное право, — усмехнулся глава семейства Малфоев. — Дамблдор, признайтесь, вам же все равно нечего делать? 
— Мне очень даже есть, что делать, — не согласился Дамблдор. — Я занят... в общем, я очень занят! Сириус, может быть, ты возьмешься помочь? 
— А что... — Сириус расплылся в хитрющей улыбке. — Я с удовольствием. 
— Нет! — быстро вставил Снейп. — Я не позволю меня изображать этому кретину. 
— На себя оборотись, — огрызнулся Сириус. 
— Альбус, этот безответственный идиот непременно себя выдаст, и его попросту убьют, — рявкнул Снейп. — И что я тогда буду делать? 
— Вот уж не думал, Севви, что ты так обо мне беспокоишься, — лукаво заявил Сириус, придвигаясь к зельевару поближе. 
Тот отскочил, как ошпаренный: 
— Отойди от меня, извращенец! Я о себе беспокоюсь. Если тебя убьют вместо меня, я тут совсем застряну, а Орден потеряет достоверный источник информации. От тебя и так вреда больше, чем пользы. 
Сириус перестал улыбаться. 
— Слушай, Снейп, — он нехорошо прищурился, — когда кто-то предлагает вместо тебя рискнуть собственной шкурой... 
Встревоженный Гарри, чуя, куда ветер дует, торопливо вмешался. 
— Сириус, ты что, хочешь меня оставить здесь одного? — жалобно спросил он, очень надеясь, что Рон и Гермиона догадаются промолчать. — Ты только что вернулся! 
Краем глаза он заметил мелькнувшую на лице Люциуса одобрительную усмешку, но гордиться собой было некогда: Сириус повернулся к нему, и Гарри уставился на крестного Очень Честными Взволнованными Глазами. 
— Я тоже думаю, что Сири лучше остаться здесь, — мягко заметила Нарцисса. — Кроме того, преподавательский опыт есть только у вас, Дамблдор. И вам проще перемещаться в пространстве, в случае чего. 
Альбус вздохнул, признавая поражение. 
— Хорошо. Северус, нам нужно какое-то средство связи. Патронус слишком заметен. 
По лицу Снейпа пробежала странная тень, но он справился с собой настолько быстро, что Гарри не был уверен, что ему не показалось. 
— Вы правы, — кивнул зельевар. — У кого-нибудь есть предложения? 
— Жаль, мое зеркальце пропало, — заметил Сириус. — Полезная была штука. У Гарри должно было остаться второе. 
Гарри залился краской. 
— Я его разбил, — пробормотал он. 
— Вот так и доверяй гриффиндорцам ценные вещи, — хмыкнул Снейп. — Одно разбили, другое... гм... потеряли... 
Драко захихикал. 
— Придется пока обойтись так, — Дамблдор снова вздохнул. — Хорошо, что тут лететь близко. Да, Северус, чуть не забыл: у тебя точно нет ни одной не черноймантии? 


Глава 13. Оптимист

А бояться тебе, бриллиантовый, 
надо человека рыжего...
 
Аркадий и Борис Стругацкие


— В жизни не видел настолько бессмысленного занятия, — буркнул Северус, устало усаживаясь под елкой рядом с Люциусом. — Бездарный перевод ингре... продуктов, только и все. 
— Смотри, чтобы Цисси тебя не услышала, — фыркнул Люциус. 
Нарцисса помешивала в котле густое коричневое варево, распространявшее по всей поляне вкусный дразнящий аромат. Блэк и дети, разумеется, толпились вокруг и галдели. 
— Им игрушки, а мне потом две недели без кофе обходиться? 
— Желудей наберешь, — хмыкнул Люциус. — Ты же у нас зельевар. 
— Желуди, к твоему сведению, созреют только месяца через два. И принять то, что из них получается, за кофе, может только Долохов. 
Люциус засмеялся. 
— Значит, обойдешься чаем. И вообще, кофе — это не по-английски. 
— Это говорит человек, который спит по ночам, — проворчал Северус и вздохнул: — Я действительно не понимаю, зачем тратить время на эту галиматью. 
— Разве ты не веришь в предсказания? — лукаво осведомился Люциус. 
— Если бы я в них не верил, — снова вздохнул Северус, — моя жизнь была бы намного проще и спокойнее. 

~ * ~ * ~ * ~


— Грейнджер, если ты еще раз скажешь, что это пустая трата времени, я тебя прокляну! 
— Отвали, Хорек, пока по шее не получил! 
— Рон, прекрати! Драко, я просто высказываю свое мнение. 
— А ты не могла бы его просто не высказывать? 
— Сириус, почему ты его защищаешь?! 
— Потому что втроем на одного нечестно. 
— Снейп обрадуется, если услышит, что ты так думаешь. 
— Только скажи ему, Гарри, и я тебя укушу. 
— Дети, угомонитесь. Можно подумать, вам семь лет, а не семнадцать! Сири, дорогой, нам нужны шесть чашек с блюдцами. У тебя всегда было хорошо с трансфигурацией. 
— Конечно, сестренка. Тебе со змеями или с черепами? 
— О Мерлин... Твое чувство юмора за двадцать лет ничуть не изменилось. Если тебе так хочется, давай со змеями. Главное, чтобы внутри белые были, а то видно плохо.
— Я не буду пить из чашки со змеями! 
— Рон, это уже совсем глупо. 
— Мам, а почему мы должны это пить? 
— Потому что иначе ничего не выйдет. 
— Он же горький! А можно хоть сахар положить? 
— Нет, Гарри, нельзя. Кофе с сахаром для гадания не годится. 
— А, вот теперь я понял, почему в школе у меня ничего не получалось. 

~ * ~ * ~ * ~


Северус мрачно смотрел, как гомонящая компания рассаживается с чашками вокруг костра. 
— Помяни мое слово, Люци, ничего хорошего из этого не выйдет. 
— Для роли Трелони тебе однозначно не хватает очков и шали, Сев. Трансфигурировать? 
— Отстань. 

~ * ~ * ~ * ~


Гарри осторожно снял перевернутую чашку с блюдца и заглянул внутрь. 
— Ну, что ты там видишь? — поинтересовалась Нарцисса. 
Гарри нахмурился. 
— Жабу, — неуверенно сказал он. — Точно жабу. И еще дракона, кажется. Гермиона, а у тебя что? 
Гермиона с недоверчивым видом заглянула в свою чашку. 
— А у меня, — сказала она, поджимая губы, — большая черная клякса, из которой торчит палка. 

~ * ~ * ~ * ~


— Эй, Снейп! 
Северус поморщился. 
— Чего тебе надо, Блэк? 
— Не хочешь тоже попробовать? Узнаешь, что тебя ждет в будущем? И с кем? — рассмеялся Блэк. Судя по доносившемуся ранее гоготанию, анимаг видел в кофейной гуще вещи исключительно неприличные. 
— Я и так могу предсказать, что меня ждет в будущем. Сплошная головная боль. 
— Ну хоть просто кофе выпей, Сев! 
Поблагодарив Нарциссу сухим кивком, зельевар взял у нее чашку и принялся пить горький горячий напиток маленькими глоточками. Не признаваться же, в самом деле, что его предсказания не меняются уже двадцать с лишним лет, а никаких перемен в ближайшем будущем не предвидится? 
Не успел он допить, как с неба в своем птичьем обличье спустился Дамблдор — с треском и огненным сиянием, как обычно. Северус вздохнул и тоскливо вспомнил, как первый раз в начале третьего курса увидел на дне чашки феникса. 


Глава 14. Натуралист

Совершенно неясно, что он сделает завтра. 
Зоология. 
Это зоология... 
Алексей Кортнев


— Альбус, — подозрительно сказал Снейп, — я, кажется, не расслышал. Кого-кого вы наняли преподавать ЗОТИ? 
В наступившей гробовой тишине взоры присутствующих обратились к директору Хогвартса. Тот слегка смутился. 
— Ну-у... ты же знаешь, Северус, найти компетентных специалистов сейчас так трудно... 
— Ну почему же, — пробормотал Драко себе под нос. — У вас раньше так интересно получалось. 
Слышавший его Гарри был вынужден согласиться. 
— С учетом сложившихся обстоятельств, — тем временем продолжал Дамблдор, — и ограниченности выбора... 
— Вы нашли вампира? — ехидно предположил Драко. 
Гарри и Гермиона с двух сторон одновременно ткнули его в ребра. 
— Прекратите рукоприкладство! — возмутился Малфой-младший. — И вообще, оборотень уже был, так что это совершенно оправданная гипотеза. 
— Нет, — уверенно покачал головой Дамблдор. — Вампира мне найти не удалось. Хотя это был бы чрезвычайно интересный экспери... 
Сириус прыснул. 
— Снейп уже был, так что вампиры — пройденный этап, — заявил он, предусмотрительно отодвигаясь от зельевара подальше. Тот, впрочем, не удостоил анимага ответом. 
— Альбус, — медленно, выделяя слова, спросил Снейп, — кого — вы — наняли? 
— Кэрроу, — очень тихо ответил директор. 
— КОГО?! 
— Брата и сестру Кэрроу, — повторил Дамблдор, слегка краснея. — Я надеюсь, хоть один из них справится... 
Люциус разразился хохотом. Остальные воззрились на него с удивлением и некоторым ужасом. 
— Кэрроу... — простонал он наконец, хватаясь за бока. — Ну почему?.. Почему, например, не Беллу? Или не Темного Лорда? 
— Миссис Лестранж не выразила желания попробовать свои силы в области преподавания, — с достоинством отозвался Дамблдор, хотя было видно, что он смущен. — А Том очень занят. Он Гарри ищет. 
— Вы совсем с ума сошли?! — Снейп наконец обрел дар речи. — Они же садисты. Их к детям и на милю нельзя подпускать! 
— Да детям не привыкать... — пробормотал Сириус, за что заработал подзатыльник от Нарциссы. — Ну ладно тебе, я же шутя... — обиженно забурчал он. 
— И я, — строго ответила Нарцисса, — шутя. 
— У меня не было другого выбора, Северус, — развел руками Альбус. — Точнее, технически, у тебя не было. У меня сложилось ощущение, что Том тебе не очень доверяет. Пришлось пойти на жертвы. И потом, ведь Гарри и его друзей нет в школе, а остальными Упивающиеся вряд ли заинтересуются... 
— Постойте, — не выдержал Гарри, хватая директора за рукав, — а как же Джинни?! Она же в школе! А Невилл? А Луна?! 
— Не волнуйтесь, Поттер, — мрачно сказал Снейп, — ваши друзья организуют очередное тайное общество, поднимут бунт и захватят школу. Это только вопрос времени. 
— Вот и замечательно! — поспешно вставил Дамблдор. — Значит, все в порядке. А я э-э-э... полетел, иначе меня хватятся. 
Встревоженный Гарри смотрел вслед улетающему фениксу и думал, что кажется, пора брать дело в свои руки. 

~ * ~ * ~ * ~


Поздно ночью, когда молодежь уже разбрелась спать, четверо взрослых сидели у костра, наслаждаясь тишиной и покоем. Нарцисса с достойным восхищения упорством пыталась освоить тонкую науку вязания на спицах. 
— Когда все это кончится, — мечтательно сказал Северус, подливая огневиски в опустевшую кружку, — я сбегу на Мадагаскар. 
Люциус поперхнулся. 
— Почему? 
— А ты как думаешь? — фыркнул Северус, делая большой глоток. — Ох, хорошо... 
— Нет, почему именно на Мадагаскар? — уточнил Люциус. Язык у него уже слегка заплетался. 
— Там... эти... — с трудом выговорил Сириус, — кора... кура... поползы! 
— Куры поползли? — удивилась Нарцисса. — Куда? 
— Коралловоклювые поползни, — меланхолично пояснил Северус. — Но дело не в этом. Просто там живет моя двоюродная прабабка. Весьма уважаемая старая ведьма. 
— А почему ты раньше не рассказывал? — возмутился Люциус. — А вдруг мы тоже хотим на Мадагаскар? 
— Повода не было, — пожал плечами зельевар. — К тому же бабушка стесняется европейцев. И имеет дурную привычку превращать их во что попало. В кольцехвостых мунго, например. Или в гиббонов. 
— Т-тогда мы с тоб-бой н-не поедем, — заключил Сириус. 
— В твоем случае, — усмехнулся Северус, — никто не заметит разницы. 
— А ты уверен, Сев, — поинтересовалась Нарцисса, отвлекаясь от вязания, — что ты сам заметишь разницу, когда переедешь? 
— В каком смысле? — он нахмурился. 
— Я не знаю, стоит ли менять один зоопарк на другой, — тонко улыбнулась она. 
Люциус фыркнул, а Сириус недоуменно нахмурился. 
— По крайней мере, — задумчиво сказал Северус после долгой паузы, — там я буду точно знать, что я не экспонат. 


Глава 15. Гуманисты

Гуманизм переживет человеческий род! 
Станислав Ежи Лец


— Вас ни на секунду нельзя оставить в покое! — бушевал Северус, от волнения размахивая руками. — Люци, ты мне можешь объяснить, зачем ты туда полез? 
— А ты бы предпочел, чтобы он отпустил их одних? Без присмотра? — возмутилась в ответ Нарцисса. — Сириус не считается. 
— Я бы предпочел, чтобы вы сидели тихо и не высовывались! — огрызнулся зельевар. — Теперь придется сочинять для Темного Лорда объяснения: как случилось, что Люци видели во время сегодняшней суматохи в Министерстве, и зачем он покрасил Амбридж в зеленый цвет. Кстати, ответ на последний вопрос я бы и сам хотел знать.
— Ее вид оскорблял мои эстетические чувства, — хладнокровно сообщил Люциус. — К тому же зеленый гораздо лучше отражает ее внутреннюю сущность. 
— Ага! Жабью! — радостно согласился Поттер, присоединяясь к разговору. Мальчишка смотрел на Люциуса с таким обожанием, что Северусу стало не по себе. — Это было классно, мистер Малфой! 
— Всегда к вашим услугам, мистер Поттер, — церемонно поклонился тот, не переставая самодовольно улыбаться. 
Северус застонал: в борьбе с совместными штучками этой парочки удачи не хватит не только ему, но и всем остальным «партизанам», вместе взятым. Потом зельевар углядел, что болтается у гриффиндорца на шее, и пришел в ужас окончательно. 
— Поттер! Вы совсем с ума спятили? Зачем вы надели эту дрянь? 
— А куда мне его девать? — обиделся тот. — В карман, что ли? А вдруг выпадет? Или... сбежит
— Начитались дурацких сказок! — продолжал возмущаться Северус, разойдясь не на шутку. — Это вам не Кольцо Всевластья! Ног у него нет, никуда он не денется. А вот что вы заработаете, если станете таскать такой артефакт на себе, я и представить не могу! Дайте сюда немедленно! 
Поттер надулся, но медальон снял и протянул зельевару. 
— А ты, Люци, куда смотрел?! 
— А куда я должен был смотреть? — ядовито поинтересовался Люциус. — Вы от меня все скрываете. Меня попросили найти способ попасть в Министерство, я и нашел. И вообще не понимаю, с чего вокруг этой побрякушки столько шума. 
— А с чего вокруг одного хорошо знакомого тебе образца мемуарного жанра было столько шума, понимаешь? — рявкнул Северус. 
Люциус вздрогнул и улыбаться перестал. 
— Прекратите! — не выдержал слегка раздраженный Поттер. — Если хотите орать, орите на меня, потому что это была моя затея. 
— Можно подумать, я когда-либо повышал на вас голос, Поттер! — не смущаясь, огрызнулся Северус. 
— Мальчики, хватит! — решительно вмешалась Нарцисса. — Сев, Гарри, вам нужно решить, что делать с этим вашим медальоном... учитывая последние осложнения
— Какие, — внезапно севшим голосом поинтересовался Северус, — осложнения? 
Люциус и Поттер одновременно отвели взгляды, отказываясь смотреть ему в глаза. 
— Какие осложнения, я вас спрашиваю?! 
— Что ты расшумелся, Севви? — беззаботно хмыкнул подошедший Сириус. — Можно подумать, ты вчера родился и вчера же с нами познакомился. Обыкновенные осложнения, вон на траве сидят, — он махнул рукой куда-то в сторону. 
Холодея, Северус повернулся — и встал как вкопанный. В отдалении, у одной из сосен, сидел крепко связанный Долохов. Рядом с ним, отчаянно жестикулируя, препирались Драко, Грейнджер и Уизли. 
— Ваш приятель так увлекся Гермионой, что не пожелал с ней расставаться, когда мы дисаппарировали, — все так же легкомысленно продолжал Сириус. — Пойдемте, там пора вмешаться, пока они его не покалечили в сердцах. 

~ * ~ * ~ * ~


— Он убийца! — шипел багровый от злости Рон. — Прикончить его, и дело с концом! 
— Это бесчеловечно! — возмущалась Гермиона. 
— Кто приканчивать будет? — ехидно интересовался Драко. — Ты, Крысли? 
Гарри понял, что еще немного, и дело дойдет до драки. 
— Может, ему память стереть? — неуверенно предложил он. 
— А вы, я смотрю, гуманист, Поттер, — кисло заметил Снейп. — Всю стирать будем, или как? 
— Сев, Люци! — взмолился пленник, до сих пор молчавший. — Не нужно мне ничего стирать! 
— Прости, Тони, ничего личного, — пожал плечами Люциус. — Ну сам посуди, не отпускать же тебя теперь. 
— Не нужно меня отпускать! — еще больше испугался пленник. 
— Я в хорошем смысле, — утешил его Люциус. 
— А что, в таком случае, ты нам предлагаешь с тобой делать? — съязвил Сириус. 
— Не надо со мной ничего делать! — взвыл Долохов. — Я просто тут посижу где-нибудь, в уголочке. 
— Послушайте, вы его по голове, часом, не били? — с подозрением спросил Снейп. 
— Да нет вроде бы, — удивился Сириус. — А надо было? 
— Не надо! Я никуда не пойду, никому ничего не скажу и вообще буду тихо соблюдать нейтралитет! — пообещал Долохов. 
Присутствующие переглянулись. 
— Ну не убивать же его, в самом деле, — растерянно пробормотал Гарри. 
— Спорный вопрос, — буркнул недовольный Рон, ощущая, что остается в меньшинстве. 
— Может, его Дамблдору сдать? — деловито предложил Люциус. — А то тут тесновато становится. 
Услышав эту идею, бедняга Долохов побелел от ужаса. 
— Я в хорошем смысле, — поспешно добавил Люциус. 
Сириус заржал. 
— А что, двое из вашей братии у Альбуса уже есть. Может, этот ему тоже пригодится? 
— Конечно пригодится, — одобрительно отозвался знакомый голос. Сгрудившиеся вокруг «партизаны» расступились, пропуская хогвартского директора. — Я давно мечтал обзавестись секретарем. С этими министерскими бумажками вечно такая морока... 
— С-северус? — обалдел Долохов, попеременно глядя то на Снейпа, то на Дамблдора в облике зельевара. 
— Здравствуй, Антонин, — доброжелательно произнес Альбус, на ходу преображаясь в себя самого. — Кажется, ты попал в затруднительное положение. 
Долохов умоляюще посмотрел на него. 
— Я согласен на что хотите, — судорожно забормотал он. — Хоть на Ненарушимую клятву. 
Гарри передернуло, Нарцисса и Снейп поморщились, но Дамблдор засиял. 
— Отличная мысль, Антонин. Осталось убедить Тома, что мне срочно, очень срочно нужен секретарь. 

~ * ~ * ~ * ~


— Гуманизм, — мрачно подытожил Рон, глядя на улетающего с Долоховым в когтях феникса, — нас погубит. 
Гарри и Гермиона переглянулись. 
— Знаете, мистер Уизли, — протянул Снейп, — я испытываю смутное ощущение, что в данном случае вы не вполне правы. 
Все трое повернулись и уставились на зельевара, словно видели его впервые в жизни. 
— Будь моя воля, гриффиндорский гуманизм был бы запрещен Женевской конвенцией, — хмыкнул тот. — Так что не переживайте, он погубит совсем не нас. 


Глава 16. Лекарство от скуки

Мы его предупреждали — 
он советом пренебрег.
 
Булат Окуджава


— Сев, у нас проблемы, — встревоженным шепотом сообщил Люциус, рано утром подкараулив возвращающегося Северуса за пределами лагеря. От удивления зельевар позволил взять себя за локоть и безропотно отошел с приятелем в сторонку. 
— Можно подумать, это большая новость. Когда у нас их не было, скажи на милость? — вздохнул он, снимая маску и потирая лоб. — Выкладывай, что вы с Поттером тут без меня натворили. 
— Почему это мы? И почему именно с Поттером? — оскорбился Люциус. 
— А потому что после вашей министерской выходки его от тебя тестралами не оттащишь. Он тебе смотрит в рот больше, чем Дамблдору. Тебе и этой псине, конечно. Боюсь представить, чему вы вдвоем его научите. 
— Не беспокойся, у нас все под контролем, — гордо сообщил Люциус. — Я его учу Темным Искусствам, а Блэк — защите, так что в конечном счете необходимое равновесие сохраняется. 
— Ну-ну, — скептически отозвался Северус. — Но если у вас все в порядке, то почему у нас проблемы? 
— Потому что мои жена и сын мне вчера оба жаловались, что им скучно. 
Зельевар одарил приятеля взглядом, красноречиво ставящим под сомнение его умственные способности. 
— И это все?! 
— А тебе мало? Ты же знаешь, на что способны скучающие Блэки! 
— Ничего, переживут как-нибудь, — отмахнулся Северус. — Люци, в любом случае — это не срочно. Я есть хочу и спать. 
— Ну, как знаешь. Не говори потом, что я тебя не предупреждал. 

~ * ~ * ~ * ~


Два дня спустя Северус привычно пробирался по ночному лесу, ругая про себя Дамблдора на все корки. Спрашивается, что стоило старику попросту аппарировать в лагерь? Фениксу антиаппарационные чары не помеха... Но нет — директор зачем-то настоял, чтобы Северус явился в замок самолично. 
Уже совсем недалеко от опушки зельевар вдруг услышал доносящееся из густых кустов тихое шушуканье, девичье хихиканье и подозрительное шуршание. 
«Студенты, — мрачно подумал он. — В самом деле, когда это война была весомой причиной отменять свидания? А Запретный лес у нас, разумеется, для свиданий самое подходящее место». 
Полный решимости всыпать юным любителям романтики по первое число, он подкрался поближе к кустам и самым своим саркастическим тоном поинтересовался: 
— Не мерзнете, молодые люди? 
Эффект получился неожиданный. В кустах захихикали уже на два голоса, и Северус немедленно узнал Драко. 
— Конечно, в землянке было бы теплее, но мы не хотели вам мешать, — заявил этот маленький наглец. 
— А ну вылезайте! — потребовал зельевар и поднял палочку: — Lumos! 
Мгновение спустя его глазам предстали моргающий от яркого света Драко и... Луна Лавгуд. 
— Что вы тут делаете, мисс Лавгуд? — поинтересовался шокированный Северус, хотя, в общем, и без того было ясно, что рэйвенкловка не на снарглов охотилась. Слава Мерлину, детки оказались хотя бы одеты и выглядели в целом вполне прилично, хотя и были несколько взъерошены. 
— Добрый вечер, профессор Снейп, — приветливо поздоровалась Луна. 
— Директор Снейп, — сумрачно поправил зельевар, хотя уже начал подозревать, что его усилия по поддержанию образа совершенно напрасны. И, разумеется, оказался прав. 
— Я думала, директор Дамблдор у себя в кабинете? — Луна распахнула глаза. — Я ошиблась? 
— Не ошиблись, мисс Лавгуд, — Северус только рукой махнул. — И вам тоже добрый вечер. Драко, скажи мне, пожалуйста, — продолжил он устало, — у тебя мозги есть? 
Малфой-младший посмотрел на него исподлобья. 
— Утром были, — с издевкой отозвался он. 
— Значит, ты неожиданно разучился ими пользоваться, — в тон ему заключил Северус. — Если тебя не беспокоит собственная безопасность, то задумайся хотя бы, что грозит мисс Лавгуд, если ее выследят те же Кэрроу! 
— Они никого не выследят, профессор, — Луна мечтательно улыбнулась, накручивая на палец длинный локон. — Их Филч и мадам Хуч перевоспитывают. 
Северус честно попытался переварить полученную информацию, но понятней она все равно не стала. 
— Каким именно образом? — спросил он наконец. — И как... э-э-э... они дошли до жизни такой? 
— Они нахамили мадам Хуч и попытались конфисковать школьные метлы, якобы в целях безопасности. Она очень рассердилась и в ответ конфисковала у них палочки. И назначила взыскание до конца года. Филч очень обрадовался. Они уже отмыли весь первый этаж замка и половину второго. Изнутри. 
— А как же они Защиту преподают? — в тихом ужасе спросил Северус, попутно ломая голову: что знает обо всем этом Темный Лорд и чем чреваты такие новости? К счастью, Луна не зря училась в Рэйвенкло. 
— Защиту теперь профессор Долохов преподает, очень интересно, — сообщила она, широко распахнув голубые глаза. — А профессор Слагхорн варит Полиморфное зелье, так что к Темному Лорду вместо Кэрроу ходит кто-нибудь из наших. 
— Из наших, мисс Лавгуд? — нахмурился зельевар. 
— Ну да, из наших, — кивнула она. — Почти все профессора ходили, и этот аврор, лысый такой, и мистер Люпин... 
Северус испустил тяжелый вздох. У Альбуса всегда были более чем странные представления о конспирации... Зато теперь, кажется, можно не опасаться встречи с Минервой в темном закоулке. И то, как говорится, хлеб. 
— Благодарю за ценные сведения, мисс Лавгуд, я все понял. Кроме одного: что вы здесь делаете в такое время суток?! 
— Но профессор, — Луна захлопала длиннющими ресницами, — Драко же скучает! И я тоже... 
Северус снова вздохнул. 
— Я так понимаю, что отговаривать вас бесполезно? 
Бесстыжие юнцы помотали головами. 
— В следующий раз пригласишь девушку в лагерь, Драко, — сдался он. — Там, по крайней мере, вы будете хотя бы под родительским присмотром. А сейчас, мисс Лавгуд, идемте со мной, я провожу вас в замок. 
— Одну минуту. — Луна зашуршала складками плаща, извлекла из-за пазухи изрядно помятый конверт и протянула Драко: — Передашь Гарри? 
— Это от рыжей? Тоже мне, нашли сову, — пробурчал тот. — Ладно, передам. Профессор, отвернитесь на минутку? — нахально потребовал мальчишка. — Мы попрощаемся. 
«Когда все это кончится, — мечтал Северус, старательно глядя в другую сторону, — я точно уеду на Мадагаскар. Они тут все совершенно обнаглели. Так и норовят сесть на шею». 
— Идемте, мисс Лавгуд, — потребовал он минуту спустя. — Меня ждут. Драко, марш в лагерь. 
— Есть, сэр! — чуть насмешливо отозвался Драко, но все-таки послушался и нырнул в чащу. 
Северус молча предложил девушке руку, рассудив, что его репутация самого заядлого хогвартского мизантропа все равно загублена окончательно и бесповоротно, а следовательно, терять уже нечего. Проводив студентку почти до самых дверей, он остановился в тени одной из башен и вполголоса сказал: 
— Дальше сами. И Мерлина ради, впредь будьте осторожнее. 
— Спасибо, профессор, — своим обычным чуть рассеянным тоном отозвалась Лавгуд. — Вы такой милый... 
Привстав на цыпочки, она чмокнула ошарашенного зельевара в щеку, развернулась, накинула капюшон плаща и исчезла в темноте. Северус возвел очи горе, испрашивая у ночного неба объяснений: «За что?», потом опять вздохнул и направился в замок сам. Уже взявшись за тяжелую дверную ручку, он снова остановился, пораженный неожиданной и слегка пугающей мыслью: «Хотел бы я знать, какими методами со скукой собирается бороться Цисси?!» 


Глава 17. Закон кармы

Слава Богу, что она никогда не читала 
Ни «Цветочков Франциска Ассизского», 
Ни «Дао Дэ Цзин». 
Борис Гребенщиков


На сей раз, когда Люциус встретил Северуса за пределами маленького лагеря, зельевар даже не удивился. Точнее, удивился, но не этому. 
— Почему у нас так воняет паленым? — нахмурившись, поинтересовался он. — Что, вы все-таки умудрились устроить пожар? 
— Нет, — сумрачно сообщил Люциус. — Это Цисси решила вспомнить увлечения юности. 
— Пытается подпалить Блэка? — хмыкнул Северус. 
— Нет. Жжет шалфей. 
Зельевар принюхался. В самом деле: воняло горящим шалфеем. 
— Зачем? 
— Изгоняет злых духов, — терпеливо пояснил Люциус. 
С минуту Северус непонимающе смотрел на друга, потом в его сознании начали всплывать смутные воспоминания школьных лет. Зельевар тихо застонал и устало опустился на ближайшее поваленное дерево. 
— Мисс Лавгуд тоже здесь, я полагаю, — заключил он. 
— Разумеется, — фыркнул Люциус, присаживаясь рядом. — А ты думал, кто мог принести Цисси всю эту дрянь? 
— Она так похожа на мать, что это иногда пугает, — задумчиво признал зельевар. — Луна, я имею в виду. Бедная Кася. 
— Да, Цисси тогда очень переживала, — кивнул Люциус. — Они столько лет дружили... Я помню, еще удивлялся, как это они тебе не задурили голову всей этой маггловской чепухой. Ну зачем, спрашивается, магам нью-эйдж? 
— Они не маги, они ведьмы, это совершенно разные вещи, — фыркнул Северус. — Впрочем, что я тебе объясняю? Кто из нас женат, спрашивается? Что касается нью-эйджа, — он слегка помрачнел, — Лили вообще не одобряла всего, что считала «сверхъестественной чушью». 
— А как же волшебство? — удивился Люциус. 
— А волшебство, — усмехнулся Северус, — это всего-навсего редкие естественные способности. Тайны природы, и тому подобное. В общем, я в эти дебри старался не лезть. 
— Ты многое потерял, — с некоторой завистью вздохнул Люциус. — Тебе не пытались улучшить карму или привить любовь к медитации, а также вегетарианству. И Пиковую даму в твоем доме тоже не вызывали. 
— Кого не вызывали?! 
— Пиковую даму. Не спрашивай, я все равно не знаю, чем она отличается от остальных трех. Но когда ее вызывают, это означает много шума, беготни и девичьего визга. А спиритические сеансы? Всякое там столоверчение и блюдцегоняние? 
Северус не выдержал и расхохотался. 
— Мне никогда не понять женщин, — выдавил он между приступами смеха. — Нет, ну какая дурь! 
— Дурь, слава Мерлину, — с чувством произнес Люциус, — это давно пройденный этап. 
Зельевар перестал смеяться. 
— Луна, к моему превеликому счастью, — совершенно серьезно продолжал его приятель, — разумная вменяемая девушка и не желает прибегать к искусственным средствам стимуляции сознания. 
— Угу, — проворчал Северус. — У нее естественные вырабатываются организмом в предостаточном количестве. Послушай, неужели Цисси... 
— Всякое бывало, — пожал плечами Люциус. — Молодость есть молодость. Ты нас с тобой вспомни. 
Северус рассеянно вертел в руках белую маску. Легкий ветерок гнал вонючий шалфейный дым из лагеря в их сторону. Зельевар поморщился. 
— Не знаю, как злых духов, — заключил он, — а Упивающихся эта штука изгоняет просто отлично. 
В кустах за их спинами зашуршало, и из густых зарослей ольхи, чихая, выбрался Блэк в собачьем обличье. Отряхнувшись от росы, пес уселся неподалеку, укоризненно глядя на Люциуса серыми глазами. 
— Извини, шурин, — Люциус опять пожал плечами. — Теперь это надолго. 
— Пока ветер не переменится? — хмыкнул Северус. 
— Нет, пока шалфей не кончится. Утром, когда я уходил, у них было два мешка. 
— А, ну это не так много... 
— Да, но это только начало. Я тебе никогда не рассказывал, как Цисси чистит чакры? 


Глава 18. Завтрак на траве

Меня окружали милые, симпатичные люди, 
медленно сжимая кольцо...
 
Андрей Кнышев


Дубовые стенные панели в парадной гостиной Малфой-мэнора с прошлого раза нисколько не изменились. Северус меланхолично разглядывал их и гадал, когда же Темному Лорду надоест распространяться о предстоящей Поттеру ужасной участи. Было скучно и отчаянно хотелось есть. 
Слева от него с мрачными лицами сидели брат и сестра Кэрроу. Стоило Темному Лорду начать очередную пламенную тираду об ожидающих Поттера пытках, как «Амикус» с такой яростью стиснул кулаки, что Северус догадался: Люпин. Роль Алекто, в таком случае, наверняка исполняет Тонкс. Зельевар старательно сохранял каменное выражение лица и мысленно благодарил разнообразных богов за то, что у Волдеморта не хватало ни времени, ни терпения применять легилименцию ко всем участникам этих собраний — обычно проверяли только новичков. Только это и спасало горе-шпионов. И о чем только думает Альбус?! 
К тому моменту, когда кельтский и греческий пантеоны были исчерпаны, а Северус раздумывал, к какому перейти дальше — германскому или, допустим, индийскому, Лорд наконец утомился проклинать Поттера и отпустил их. 
Зельевар привычно проследовал с фальшивыми Кэрроу к воротам поместья, чтобы с ними аппарировать в Хогсмид, вместе проделать бессмысленный путь в школу, а там уж под каким-нибудь предлогом ускользнуть. Но на сей раз, стоило зельевару повернуть к замку, как «Амикус» положил ему руку на плечо. 
— Ты куда, Северус? — удивленно поинтересовался он с люпиновскими интонациями. 
— В замок. — Зельевар смерил бестолкового оборотня уничтожающим взглядом. Нечего сказать, конспиратор! — Что-нибудь не так, Амикус? 
Теперь уже Люпин уставился на него во все глаза. 
— Ты же сам говорил, что после собрания мы должны пойти с тобой в... — он запнулся, — к нашему мальчику. 
«Хорошо, что Альбус все-таки наложил Фиделиус...» — машинально подумал Северус, а потом до него дошло, что именно сказал Люпин. 
— Что я говорил? — прошипел он. 
— Северус, ты хорошо себя чувствуешь? — озабоченно уточнил Люпин. — Мы разговаривали всего часа три назад. 
— С каких это пор тебя волнует мое здоровье? — огрызнулся зельевар, мысленно осыпая Дамблдора проклятиями на всех известных языках. — В любом случае, здесь не лучшее место для болтовни. Тем более в пять утра. Идем, поговорим по дороге. 
Он молча и быстро зашагал к Запретному лесу. Растерянные Люпин и Тонкс (если это была именно она) последовали за ним. 
Минут десять спустя Северус решил, что они достаточно углубились в чащу, и остановился. 
— Так что именно я тебе сказал? — ядовито поинтересовался он. — Потрудись воспроизвести услышанное, желательно дословно. 
— Ты проверяешь меня, что ли? — недоуменно спросил Люпин. — Кстати, мы вот-вот примем нормальный вид, так что передышка очень вовремя, спасибо. 
— Пожалуйста, — кисло отозвался Северус. — А пока мы ждем этого экстраординарного события, отвечай на мой вопрос. 
— Ты сказал, — начал Люпин своим невыносимым бесконечно-терпеливым тоном, — что пришла пора посвятить меня во все подробности происходящего за исключением некоторых технических тонкостей исторического характера. И что, по твоему мнению, Минерва как декан Гриффиндора имеет право знать, что происходит с ее студентами. 
— Я думал, с тобой Тонкс... — искренне удивился зельевар. — Здравствуй, Минерва. 
— Я тоже рада тебя видеть, Северус, — сухо отозвалась молчавшая до сих спутница Люпина. — Коль скоро ты не в курсе дела... хотелось бы мне знать, кто, в таком случае, выполняет обязанности директора Хогвартса? Мистер Малфой? 
— Вот ведь старый ид... интриган! — только и сумел выдавить Северус, оценив шутку, которую сыграл с ним Дамблдор. Впрочем, он быстро взял себя в руки. — Сначала я хочу убедиться, что я имею дело с тем, с кем надо. Потом мы пойдем, — он фыркнул, — к нашему мальчику. А уж там вас и без меня посвятят во все подробности. 

~ * ~ * ~ * ~


К тому моменту, когда они добрались до маленького лагеря в лесу, Северус уже почти простил директору его выходку. В конце концов, возможность полюбоваться на ошалелые физиономии Люпина и Макгонагалл можно считать подарком, а зельевар не сомневался, что таковая возможность ему сегодня представится неоднократно. 
И не ошибся. 
— Доброе утро, профессор! — радостно поприветствовал его Поттер, не отрываясь от важного занятия — размазывания тушенки по большому ломтю хлеба. Гостей невнимательный мальчишка, конечно же, не заметил. — Вам бутерброд сделать? 
— Делайте сразу на четверых, — отозвался Северус, с наслаждением чувствуя спиной удивленные взгляды коллег. — Кофе есть, или вчера Нарцисса и мисс Лавгуд всё на эти свои гадательные глупости извели? 
— Не, — бодро отозвался Поттер, — не всё. На пару котелков еще осталось. Сварить? Кстати, — спохватился он, — а почему бутерброды на четверых? 
— Потому что у вас гости, Поттер, — почти ласково отозвался Северус. — Так что кормите их и развлекайте. А кофе я, пожалуй, сам сварю. 
Увидев наконец Люпина и свою деканшу, Поттер вскочил и чуть не выронил хлеб и нож. 
— Профессор Макгонагалл! Ремус! 
И кинулся к оборотню обниматься. Северус хмыкнул и занялся кофе. Макгонагалл подошла к нему, трансфигурировала ближайшее бревнышко в мягкое кресло и осторожно уселась. 
— Ай-яй-яй, — фыркнул зельевар, не отрывая взгляда от закипающего котелка. — Наш скромный лесной уют тебя не устраивает? 
— Ты изменился, — невпопад отозвалась Минерва, задумчиво разглядывая его. 
— Пара месяцев в Бедламе кардинально меняют человека, — усмехнулся он, снимая кофе с огня. — Тебе с сахаром? Молока у нас нет. 
— Спасибо, — декан Гриффиндора осторожно взяла жестяную кружку, отпила глоток и обвела взглядом поляну. — Я смотрю, вас тут много. 
— Даже слишком, — согласился Северус. — Вон в той землянке Люц и Цисси. Драко со мной. Грейнджер и Уизли спят в палатке. В дальней землянке Поттер и... 
— Снейп! — гаркнули из вышеупомянутого жилища. — Скажи Гарри, чтобы перестал кормить тебя моей тушенкой! Я ее не для того от Люциуса прячу! 
Минерва вздрогнула и едва не облилась кофе. Люпин побледнел. 
— Сири, не говори глупостей! — рассеянно отозвался Поттер, доделывая восьмой бутерброд и выскребая остатки тушенки ложкой. — Еда общественная. Ее профессор Дамблдор для всех приносит. 
— Сири?.. — слабо вопросил Люпин. 
— Альбус? — точно таким же тоном произнесла Макгонагалл, но почти сразу же ее лицо просияло радостью неожиданной догадки: — Так в Хогвартсе — Альбус?! 
Зельевар хмыкнул и кивнул. 
— Кто ж еще... — Он повернулся к поттеровской землянке и крикнул: — Эй, Блэк, вылезай из своей конуры! К тебе тут твой женатый дружок пришел! 
Люпин вскочил. 
— Сириус? Но как?!.. 
— У Цисси спроси, — посоветовал Северус, наконец принимаясь за бутерброд. — Семейные тайны Блэков и тому подобное. Спасибо, Поттер. 
— Не за что, профессор, — мальчишка пожал плечами и тоже начал завтракать. 
Тем временем взъерошенный спросонья Блэк выбрался из землянки, протирая глаза. 
— Что ты там прогундосил, Снейп? Я не расслы... Ремус?! 
— Сири! 
— Как трогательно, — фыркнул зельевар, отвернувшись от обнимающихся Мародеров. — Прямо хоть сахар в кофе не клади. Минерва, еще кружку? 
— Мне налейте, — потребовал Поттер, не переставая жевать. 
— Сколько тебе повторять, Поттер, с набитым ртом разговаривать неприлично! — присоединился к утренней беседе заспанный Драко. — А где мои бутерброды? Здравствуйте, профессор Макгонагалл. Доброе утро, профессор Снейп. 
— Ты прямо как Гермиона, — огрызнулся Поттер. — Сам себе делай бутерброды, я тебе не Добби. 
— Правда? — изумился Драко. — А я и не заметил. Вы ж у нас на одно лицо! 
— Кажется, теперь я понимаю причину перемен в твоем характере, Северус, — пробормотала Минерва. 
— Когда эти двое просто дрались, было легче, — согласился зельевар. — Их попытки поддерживать остроумную беседу куда более утомительны. Я все больше рад предусмотрительности Распределительной Шляпы. Страшусь представить себе, что сталось бы с Хогвартсом, попади эти двое ненароком на один факультет. 
— Между прочим, профессор, — протянул вдруг Поттер странным тоном, — Шляпа хотела отправить меня в Слизерин. 
Северус подавился и зашелся в приступе кашля. 
— Что?! — воскликнула Минерва. 
— Я говорю, — продолжил мальчишка, не меняя тона, — что Шляпа хотела отправить меня в Слизерин. Но я уже успел познакомиться с Драко, так что решил отказаться. 
Малфой-младший издал какой-то непонятный сдавленный звук, но, если не считать этого, над полянкой повисла мертвая тишина. 
— Браво, мистер Поттер, — одобрительно заметил Люциус, усаживаясь с ним рядом. — Полагаю, утренний раунд за вами. Налейте мне кофе, будьте добры? 


Глава 19. Трудные времена

Его звали Сувлехим Такац, 
И он служил почтовой змеей. 
Борис Гребенщиков


— Курс галеона к французскому мушкетону продолжает падать, — озабоченно сообщил Люциус из-за свежего номера «Пророка». — И испанский триплон дорожает. 
— Тоже мне новость, — пробормотал Гарри, не отрываясь от своего занятия: он яростно драил небольшой платиновый котел. Магией проклятую посудину чистить было нельзя. — В стране кризис. Политический и финансовый. В условиях общей нестабильности... Короче, чего вы ждали?! 
Сириус, который только что поднес к губам кружку с чаем, поперхнулся и закашлялся. 
— Гарри, ты где таких слов нахватался? 
— Блэк, их теперь каждая собака знает, — проворчал Снейп. — Аккуратней, Поттер. Мне в этом котле, между прочим, Волчье зелье варить, а не овсянку. 
— Могли бы и новый купить... — огрызнулся Гарри. — Через этот скоро можно будет макароны отбрасывать. 
— На какие, позвольте спросить, средства я его куплю? — ядовито уточнил Снейп. — Я всего-навсего нищий школьный учитель. В отличие от некоторых. 
— Бывший учитель, — ехидно вставил Сириус. 
— Тем более, — отрезал зельевар. — Ваш оборотень — сами и покупайте. 
— Зато тебе не нужно беспокоиться о капиталовложениях, — утешил его Люциус. 
— Разумеется, — кисло согласился Снейп. — Капиталовложения ужасно омрачили бы мою во всех отношениях беззаботную и легкомысленную жизнь. 
— Ты просто слишком серьезно к ней относишься, — фыркнул Сириус. — У тебя совершенно нет чувства юмора. 
— Ну почему же, — возразил Снейп. — Просто оно доступно только людям с интеллектом выше среднего... 
— Мальчики, — деловито вмешалась Нарцисса, прерывая назревающую ссору, — у нас припасов почти не осталось. Полмешка риса и пяток банок кильки в томате. Соль, сахар и чай тоже на исходе. 
— А кофе? — с надеждой поинтересовался Снейп, демонстрируя пустую кружку. 
— Весь выпили, — покачала головой Нарцисса. — Боюсь, придется тебе сходить в замок. Да, и напомни Минерве, чтобы передала мне программу по трансфигурации. Детям надо заниматься. Хватит баклуши бить. 
— Что?! — одновременно с искренним возмущением крикнули Рон (из палатки) и Драко (из землянки). 
— Профессор, а по нумерологии вы программу взять не можете? — с надеждой прибавила Гермиона. — А по чарам? 
Гарри понял, что нужно ловить удачу за хвост. 
— Профессор, а вы письмо для Джинни не возьмете? 
Снейп обвел всю компанию пристальным взглядом и прищурился. 
— Еще будут заказы? — язвительно поинтересовался он. — Птичье молоко? Аленький цветочек? А луну с неба не надо? 
— От Луны бы я не отказался, — вылезая из землянки, сообщил Драко. 
Сириус захохотал. 
— Не хотите — я сам могу сходить, — с готовностью предложил Гарри. — Мне нетрудно, я быстро смотаюсь. 
— Я вам смотаюсь, — пригрозил Снейп, поднимаясь на ноги. — Люци, сделай одолжение, присмотри за этими обормотами. Я скоро вернусь. 

~ * ~ * ~ * ~


Когда Северус вернулся, было уже темно, и вся компания собралась вокруг костра. Нарцисса вязала при свете магического фонаря, вслух считая петли. Блэк играл в шахматы с Уизли; Люциус втолковывал Драко, Грейнджер и Поттеру что-то про фондовый рынок. 
— Забирайте, — вздохнул зельевар, извлекая из карманов уменьшенные мешки и ящики. — А вообще, надо экономить. Альбус сказал, что если так пойдет дальше, то скоро нам придется ограбить банк. 
— Что ж нам теперь, совсем не есть? — возмутился Уизли. 
— Переходите на духовную пищу, — отмахнулся Северус. — Поттер, держите. — Он протянул мальчишке запечатанный ответ от его рыжей воздыхательницы, потом швырнул аналогичный сверток в руки Драко. — И, Мерлина ради, постарайтесь в будущем в подобных случаях обходиться без меня. Жалкие остатки былой репутации мне, знаете ли, дороги как память. Минерва и так на меня теперь странно смотрит. 
— Спасибо. — Поттер лукаво улыбнулся: — Но теперь все равно все знают про вас всю правду. 
— Это какую такую правду? — грозно нахмурился зельевар. 
Юный нахал предусмотрительно юркнул за спину Люциуса и оттуда радостно сообщил: 
— Что вы храбрый и благородный человек. 
Северус на мгновение задумался, не убить ли дерзкого сопляка, но останавливала мысль, что свидетелей будет слишком много, а шанс попасть заклятьем в кого-нибудь еще — например, в Люциуса или Цисси — слишком велик. 
— Устами младенца, — неожиданно усмехнулся Люциус. — Я тебе столько лет твержу, что ты ведешь себя как гриффиндорец, а ты не веришь. 
— Хоть флобберчервем назови, только в котел не суй, — отмахнулся зельевар. 
— А это идея, — бурно обрадовался Блэк. — В следующий раз обязательно назову. 
— Отравить вас всех разом, что ли?.. — мечтательно произнес «храбрый и благородный человек», усаживаясь поудобнее на бревнышке у подножия сосны и прислоняясь к стволу. 
— Профессор, а хотите, я вам кофе сварю? — осторожно предложил Поттер после некоторой паузы. — Или бутерброд сделаю? 
— Валяйте, — благодушно согласился Северус. — Нет ничего приятнее вовремя полученной взятки. Тем более в трудные времена. 


Глава 20. Тет-а-тет

Я соскучился и желаю общаться. 
Макс Фрай


— Сев, я так больше не могу. Сделай что-нибудь. 
— С кем? 
— Лучше всего с мирозданием. 
— Ты уверен, что действительно этого хочешь, Люци? 
— Гм. Пожалуй, пока еще нет. Но если так пойдет дальше, то скоро захочу. 
— Если так пойдет дальше, у нас кончится не только кофе, но и огневиски. Отдай бутылку. 
— Не отдам. Мне нанесли страшную травму, а ты вечно где-то шляешься, так что я вынужден лечиться народными средствами. 
— Я шляюсь не «где-то», а у Лорда. И у Дамблдора. И между делом, кстати, практически кормлю всех вас, потому что кое-кто гнушается таскать из замка мешки с провизией. Где там у тебя травма? Странно, голова вроде цела... 
— Ты черствое, невыносимое создание! У меня душевная травма, а не черепно-мозговая. 
— Люци, ты бредишь. Сейчас пять утра. Кто мог нанести тебе душевную травму среди ночи? Что, Блэк тоже надрался и полез к тебе обниматься? 
— Сев, как можно говорить такие гадости! Ты нанес мне еще одну травму, теперь мне совсем плохо. И потом, что значит «тоже»?! 
— Люци, немедленно отдай мне бутылку и марш к себе в землянку. Выспишься, утром Цисси заварит тебе чаю покрепче, и все будет хорошо. 
— Не пойду. 
— Почему? 
— Не хочу. 
— О Мерлин... хорошо, я сделаю тебе чаю сам. Бутылку отдай. 
— Не отдам. 
— Тогда, по крайней мере, поведай мне, что за травму тебе нанесли. И кто. 
— Думаешь, это поможет? 
— Практически уверен. Так, вот твой чай. Давай меняться. 
— Это обязательно? 
— Без сомнения. Если тебя слушать на трезвую голову, душевная травма будет у меня. 
— А. Тогда держи. 
— Спасибо. Рассказывай. 
— Тебе короткую версию или длинную? 
— Не тяни книззла за хвост. Любую. 
— Если коротко, то выхожу я сегодня ночью из землянки, а у нашего костра сидит нечто гигантское и волосатое и вокруг с воплями скачут какие-то дикари. Ну что ты смеешься, Сев! Это не смешно! Я, между прочим, по-настоящему испугался. Да перестань ты ржать, подавишься! Меня чуть удар не хватил. Особенно когда я понял, что мой ребенок вместе со своей сумасбродной девицей тоже там отплясывают. У них, видишь ли, Самайн. И полувеликана этого притащили, он недельный запас тушенки за одну ночь съел. А к Поттеру рыжая Уизли приходила. И Лонгботтом. И они полночи про какой-то меч шушукались, думали, я сплю под сосной и не слышу... Сев? Сев! Я же говорил тебе, подавишься! 

вернуться< | >читать дальше

Другие фики этого автора
Фанфики На главную
Hosted by uCoz